Крымские маршруты - сайт Валентина Нужденко о краеведении, истории и туризме

Лапата-Богаз — перевал над Ялтой и дорога Лапата-Йол. Поляна Биюк-Лапата и поляна Кучук-Лапата. Родник Прохладный с каптажем и родник на Биюк-Лапата

  • Posted on:  Четверг, 28 декабря 2023 09:30
  • Автор  Михаил Леонтьев (Татарин)

 Панорама южного обрыва ялтинской яйлы на участке  от Лапата-Богаз до Кабоплы-Богаз (Кабоплу-Богаз)

  

Лапата-Богаз

Большой портрет всегда скрывается в мелочах.

 

« …Не выходя из ялтинской долины, мы укажем здесь… на высоту… гор…, которые…значительно выше Ай-Петри. Это именно… и Лопата-Серым…, (которая)
… возвышается… на 4619 футов…» (1403 м.)

( Г. Караулов и М. Сосногорова. Путеводитель по Крыму. Изд. 4-е. Одесса. 1883 .)

 

 

Оглавление

 

Большой портрет (Краткое описание маршрута)

 

Файлы маршрутов

 

И золотник его мелочей

 

Мелочь I (О происхождении топонима Лапата)

 

Мелочь II (Об ошибочном написании топонима Лапата как Лопата)

 

Мелочь III (Причины, по которым Ялтинское отделение Крымского горного клуба (ЯО КГК) до 1914-го года не включило тропу Лапата-Йол в перечень своих 40-ка однодневных  экскурсий)

 

Мелочь IV (Причина, по которой Ялтинское отделение Крымского горного клуба (ЯО КГК) в 1914-ом году решила использовать тропу Лапата-Богаз для новой пешеходной экскурсии. Первое упоминание топонима Биюк-Лапата)

 

Мелочь V (О двух параллельных перевальных тропах Лапата-Богаз и Камдерек. Благоустройство дороги на перевал Лапата-Богаз примерно в конце 60-х гг. ХIХ в.)

  

Мелочь VI (О несовпадении старой и новой линий маршрута тропы Лапата-Богаз)

 

Мелочь VII (Новая дорога начала 60-х гг. ХХ-го в. Биюк-Лапата. Посадка сосен. Волонтеры и общественники советских времен.)

 

Мелочь VIII (Место нахождения верхней или малой поляны Кучук-Лапата)

  

Мелочь IХ (Каптаж родника Прохладный)

 

Мелочь Х (Водонакопитель родника Прохладный)

 

Мелочь XI (Поляна Биюк-Лапата: колонии желтого земляного муравья, родник возле кормушки)

 

Мелочь XII (Тропы между поляной Биюк-Лапата и Кучук-Лапата. Поляна Кучук-Лапата.)

 

Мелочь XIII (Выше поляны Кучук-Лапата)

 

Мелочь XIV (Крепида в верхней части тропы Лапата-Богаз)

 

Мелочь XV (Выход на яйлу тропы Лапата-Богаз)

 

 

Большая подборка фотографий по району: Лапата-Богаз, поляна Биюк-Лапата с родником, поляна Кучук-Лапата, родник Прохладный.

 

 

Айвасиль-Дерекойская яйла над ущельями рек Люка и Камыдерек — район Ялтинской яйлы

 

 

Большой портрет.

наверх

«… Красивая татарская деревня Ай-Василь прислонена почти к самому подножию высокой горы Лопата, отличающейся необыкновенной крутизной и суровым видом своих пропастей; и, судя поэтому, нельзя бы допустить, что у подошвы этой горы проходит одна из красивейших и наиболее удобных дорог, идущих из Ялты в Бахчесарай. Она идёт на д. Буюк-Узеньбаш, до которой от Ай-Василя считают всего 15 верст. До Ай-Василя вы едете по светлой, улыбающейся долине, вдоль чистого и красивого ручья, и Дюбуа говорит, что нет такого английского парка, который мог бы представить столько превосходных видов природы…, как эта долина. Поднявшись от деревни… примерно на 1000 фут. высоты, … встречаете лес таврической сосны, с деревьями гигантских размеров; а футов на 700 выше начинают преобладать бук и граб. Затем вы достигаете близко до вершины, и вам открывается «богаз», или узкий горный проход….»

( Г. Караулов и М. Сосногорова. Путеводитель по Крыму. 1883 .)

 

Лапата-Богаз — перевал над Ялтой. Файлы с треками и точками форматов gpx, kml, wpt, plt одним архивом: lapata-bogaz.zip

Тропы с поляны Биюк-Лапата к пер. Лапата-Богаз, карта, схема и файл в формате gpx в архиве lapata-bogaz-2.zip

 

 

Панорама южного обрыва ялтинской яйлы на участке  от Лапата-Богаз до Кабоплы-Богаз (Кабоплу-Богаз)

Ил.0. Панорама южного обрыва ялтинской яйлы на участке от Лапата-Богаз до Кабоплы-Богаз (Кабоплу-Богаз). Февраль 2014 г.

 

За прошедшие 140 лет эти горы не стали ниже, а расстояния — меньше. Изменяются лишь люди с их требованиями и надеждами, способами передвижения и техническими возможностями, физической культурой и умственными способностями. Стабильными остаются лишь их слабости.

«… Представление об отсутствии нормальных дорог и трудности передвижения в древности по Горному Крыму сложилось и окрепло с конца XVIII в., после публикации трудов первых… исследователей Крыма… Эти понятия, верные для своего времени, следует более корректно применять в отношении древних эпох, имевших другие критерии надежности коммуникаций…»

(Новиченкова Н.Г. Горный Крым: II в. до н.э. – II в. н.э. По материалам раскопок святилища у пер. Гурзуфское Седло: Мон., — Сим. 2015).

 

 

Фрагмент спутникового снимка. Варианты путей через Лапата-Богаз.

Ил.1. Фрагмент спутникового снимка. Варианты путей через Лапата-Богаз.

С 70-х гг. ХХ в. и включительно по 10-е гг. ХХI-го в. дорога через Лапата-Богаз для меня чаще начиналась от троллейбусной станции Ялта. Хотя ниже будет кратко рассказано и об ином варианте пути из Дерекоя.
Отсюда я всегда отправлялся исключительно пешочком в Ай-Василь – всего около 1км. приятной прогулки по длинной лестнице и тенистым улочкам с уютными домиками, утопающими в садах. Мимо снесенного после войны древнего мусульманского кладбища на холме Вильга
(см. Топонимикон И.Л. Белянского) с разноцветными горками и качельками детской площадки на его месте.
Старые ялтинцы называли этот холм иначе – Вигла (на румейском «виглы» - страж, наблюдатель).
И рассказывали мне легенды о якобы разрушенном здесь османами феодорийском исаре в веке XV-м, оправдывая этими мифами уничтожение древнего мусульманского кладбища в ХХ-м веке. Ведь око должно быть за око, зуб за зуб, а как иначе? И так из века в век!
Теперь здесь опять татарское кладбище. Поставить на старые места новые надгробия несложно.
Вот, если можно было бы ещё восстановить срытые в ноль старые могилы и вернуть в них прах предков, развеянный по ветру!
На этом месте имеет смысл думать о превратностях судеб, изменчивости названий и стабильности человеческих пристрастий наступать на одни и те же грабли.

Далее я поднимался по узкой Ульяновской. С угла на Горной (от магазинчика) по каменной лестнице мимо милого домика увитого старым плющом выходил на Казанцева.
Потом по Субхи покидал Ай-Василь, направляясь через печальные пустоши заброшенных табачных плантаций и мрачные валы мотодрома к обильным родникам ур. Мусалилер.
Там всегда отдыхал у родника Мусали-II, немного в стороне от тропы, радуясь ещё одной встрече с природой и предвкушая свою приятную прогулку в горы. Здесь же набирал на дорогу воды во фляжку. От холма Виглы до родника Мусали-II около 2,5-х километра (см. мой маршрут: т. МУСАЛИ 2; N 44гр.31,8538 мин./E 34гр.09,4379 мин./343 м. н.у.м. WGS-84, а также подробное описание для проекта Юрия Езерского «Родники Крыма» Вяч. Радченко: «РОДНИК МУСАЛИ-II»).

Следующим на моём пути надёжным водопоем мог быть когда-то лишь Лапата-Фонтан (он же ист. Текнелер).
Но «… источник после одного из последних исполинских пожаров еле влачит своё существование, и зачастую лишь влажная глина указывает на его былое расположение…»
( В. Мухин, А. Кузнецов. Крымские горы: возвращение к истокам. К. Стилос. 2007).

Из ур. Мусалилер прямая дорога идёт в ур. Су-Ат - заблудиться нельзя. Местами - крутая, но зато самая короткая. Всего 2,5 км. Переть «в лоб», не серпантиня уклон, я рекомендую лишь самым лосистым из вас. Остальные - поберегите свои силы – впереди вас ожидает и покруче путь! И ещё, учтите, что, выйдя из ур. Мусалилер, примерно через 0,5 км пути вы пересекаете границу ЯГЛПЗ со всеми вытекающими отсюда возможными рисками.

От дорожной развилки (RAZV 1) в ур. Су-Ат и берёт своё начало старая конная тропа Лапата-Йол, которая «… от ручья… круто поворачивает влево и мимо водопоя «Лопата-Фонтан» приводит сначала к равнине Лапата гора…». ( Евг. Еленин. Очерк «Ялта и окрестности». 1901 г.).
Подробно описывать её нижнюю часть (примерно 1,5 км) от ур. Су-Ат до её выхода на равнину Лапата горы — поляну Биюк-Лапата, смысла не вижу.
Кратко отмечу, что старой удобной тропы на этом участке склона больше не существует в рельефе. Пройти можно лишь аки «козёл горный».
Могу лишь отослать желающих ещё раз ужаснуться той природной катастрофой, сегодня здесь происходящей по небрежению людскому дарами Свыше, к моей публикации
«Тропа через перевал Камдерек: потерянная во времени и пространстве».

От выхода на поляну Биюк-Лапата на высоте 980 м. н.у.м. ( в густых травах которой, я тоже всегда давал себе возможность немного отдохнуть) до выхода на яйлу через Лапата-Богаз нам остаётся пройти всего 1,3 км. Круто-круто вверх, набрав ещё 300 метров высоты»

«…Перейдя (большую) поляну..., нужно подняться ко второй малой поляне, с которой – чудный вид на Ялту, море и тянущийся справа хребет Кизил-Кая.
От полянки тропа поворачивает направо. Вскоре лес кончается, и по каменистой дорожке выходят на Яйлу, через которую идёт широкая, хорошо протоптанная тропа из Ялты в деревню Биюк-Узенбаш. Отсюда в одной версте на север по Яйле находится гора Лопата… Обратный путь по той же тропе через Дерекой в Ялту».
(Путеводитель «Крым». КОЕЛП. 1914 г.)
Все мои рекомендации для «лосей» здесь остаются в силе. Остальные гуляют по собственному уразумению и силам постепенно, как и я это делал очень много раз в своей прошлой жизни.

Вот и весь «БОЛЬШОЙ ПОРТРЕТ» этого короткого пути – всего-то около 8 км от троллейбусной станции Ялта до выхода через Лапата-Богаз на яйлу.
Файл маршрута в формате KML прилагается (смотри: lapata-bogaz.zip).

Я лично одолевал этот путь не быстрее, чем за 4 часа приятной прогулки с размышлениями о множестве мелких тайнах и прочих загадках, которых за 200 лет прошедших со времени первого известного нам документального описания этого пути академиком П.И. Кёппеном в 1841 г., накопилось немало. Об этих мелочах и пойдёт дальше мой рассказ.

 

Тропа Лапата-Богаз выходит на плато Ялтинская яйла к юго-западу от вершины Лапата и мемориала «Памятник студентам», у которого начинается дорога к вершине Оксек и перевалу Оксек Северный; к северо-востоку от вершины Ованес-Кош; напротив урочища Ованес-Хош, от которого начинается тропа Биюк-Узеньбаш-Богаз (с это тропой Лапата-Богаз по яйле связывает цепочка туров) к вершине Биюк-Таушан и дальше к поселкам Многоречье и Счастливое.
В цепочке основных горных перевалов южных склонов западной части Главной гряды Крымских гор Лапата-Богаз находится между перевалом Кабоплу-Богаз (Стиля-Богаз) с востока и перевалом Иограф-Богаз с запада. Между Лапата-Богаз и Кабоплу-Богаз (Стиля-Богаз) находится почти уже не посещаемый перевал Камдерек, а между Лапата-Богаз и Иограф-Богаз находится перевальная тропа на хребте Кизил-Кая, спортивный перевал Люка и спортивный перевал Стамис  (замечание Валентина Нужденко).

 

 

И золотник его мелочей

 

Мелочь I.

наверх


Если принять во внимание мнение известного российского историка-слависта, публициста, профессора И.П. Филевича, который в своей статье «О разработке географической номенклатуры» (1896 г.), утверждал, что «… названия не могут быть комплексами звуков без значения, а представляют, в общем… характеристику природы места…», то окончательно для себя разобраться в этимологии вариантов топонима ЛАПАТА (ЛОПАТА, ЛОПОТА) я пока что не смог.

Впервые топоним ЛАПАТА был введен в научный оборот в брошюре-приложении «Указатель к карте Южного Крыма, принадлежащей к Крымскому Сборнику Петра Кеппена». СПтб. 1836 год: «… Лапата (Богаз), дорога на яйлу (из деревень Дерекоя и Ай-Василя)…», т.е. лишь в качестве дромонима — названия пути сообщения.

 

 

Фрагмент карты Южного Крыма  к Крымскому сборнику  с обозначением основных богазов района  водораздела рек Путамиц и Уч-Кош (Бала).

Ил.2. Фрагмент карты Южного Крыма к Крымскому сборнику с обозначением основных богазов района водораздела рек Путамиц и Уч-Кош (Бала).

 

Здесь П.И. Кёппеным показаны две ветки одной и той же тропы через два разных богаза, один из которых назван Лапата, а другой оставлен безымянным. Сейчас мы этот перевал называем Камдерек.

Пётр Иванович Кёппен предполагал, что этимология дромонима Лапата может быть каким-то образом связана с общим для румейского и урумского языков названием растения конский щавель (lapatum acutum), от греческого — λάπαϑον или λάπαϑος.

Такую же этимологическую версию поддерживает и д.б.н. Ан.В. Ена в своей статье «Фитонимы в названиях географических объектов Крыма».
(Топонимика Крыма. Вып. 3. Сборник статей. 2019 г.): «… Лапата, Лапата богаз (греч. – щавель, лебеда) – гора и урочище, а также перевал в Горном Крыму… — По-видимому, имелись в виду дикорастущие травы…, которые могли собираться населением…».

При всём моём уважении и к Андрею Васильевичу, с которым имею честь быть знакомым лично, и к академику П.И. Кёппену, с которым, увы, знаком не был, не могу согласиться с их общей версией.
Яйла, как горное пастбище, в те времена была слишком неподходящим местом для произрастания там конского щавеля, который очень плохо переносит выпас.
Поэтому на постоянных интенсивно используемых пастбищах обычно отсутствует или мало обилен.
(Работнов Т. А. Кормовые растения сенокосов и пастбищ СССР : в 3 т. / под ред. И. В. Ларина. — М. ; Л. : Сельхозгиз, 1951. — Т.2. С. 85—89.)

Конечно, я помню старую поговорку, что «лебеда — не беда, а еда». И понимаю, что еще каких–то три–четыре поколения назад и лебеда, и щавель, как и многие другие дикоросы, считались пищевыми культурами и в прямом смысле спасали людей от голода и весеннего авитаминоза.
Но представить себе, чтобы для простых къырымнинъ ялыбойлу из Дерекой или Ай-Василь именно эти травы могли являть собой такую отличительную ботаническую характеристику местности, в которой они к тому же были мало обильны, простите меня, уважаемые ботаники, мне это сложно!

Однако мудрый академик П.И. Кёппен всё же оставил для нас подсказку о возможном происхождении дромонима «щавелевый» богаз, заметив, что:

«Над Ай-Васи́лем, на дороге, ведущей из Я́лты в Бакчисара́й (расположен – прим. моё) Ла́пата-Чокра́к (т. е. Щавелевый источник). Маленький источник, через который вы должны пройти, спускаясь с Яйлы́ через Ла́пата-Бога́з на Ай-Васи́ль, не пересыхает. 14 (26) сентября 1837 г., в половине 1 часа дня, при + 9° - R 7°…»
(Статья П.И. Кёппена «О температуре 130-ти родников Таврического полуострова. Гл. II. Родники на юге Таврических гор. Б. -между Алу́штой и Балакла́вой»; опубликована в 1841 году в «Записках Императорской Академии Наук Санкт-Петербурга» на немецком языке).

Цитируется мною по тексту авторского перевода с нем.яз., выполненного Вячеславом Радченко (планируется к публикации в очередном вып. сб. «Топонимия Крыма» под ред. Ю.А.Беляева) с любезного разрешения переводчика.

Конечно, конскому щавелю («лапату» на румейском или «лапота» на урумском языках южнобережцев ялыбойлу), предпочитающему расти на влажных грунтах в лесной зоне, и было самое вольготное место тут — вокруг непересыхающего родника под пологом старого букового леса на высоте более 800 м. н.у.м.!!!
И это был тогда единственный ближний и надёжный водопой на этом участке весьма оживлённой дороги через богаз. Поэтому ни сколько и не странно, что и перевальный путь получил название тоже Лапата по названию водопоя в тех щавелевых кущах.
Для понимания важности надежного водопоя на пути следует знать, что лошадь потребляет от тридцати до шестидесяти литров воды в сутки, а при напряженной работе в жаркое время года — до 80-100 литров! Вовремя и вдоволь не напоишь — или никуда не поедешь, или коня загубишь.

Этот южный перевал, через который пролегал в те времена самый удобный и короткий путь из Ялты в Бахчисарай через д. Биюк-Узеньбаш, называли также Ай-Васильским или Дерекойским богазом.

 

Мелочь II

наверх


Ороним Лапата-Серым — название 2-й по высоте вершины (почти 1409 м. н.у.м.) из доброй дюжины (которую сможет легко собрать любой из вас — моих читателей-крымских краеведов) самых заметных утесов в яйлинском обрыве над ялтинской котловиной, появился лишь 144 года назад в результате измерений выполненных Черноморской гидрографической экспедицией в 1879 г.
«… Лопата-Серым… возвышается… на 4619 футов… См. Отчёт Гидрографического департамента морского министерства 1879 года…» ( Г. Караулов и М. Сосногорова. Путеводитель по Крыму. 1883 г.)
Топографическая ошибка всего в 6 м в результате измерений, выполненных почти полтора столетия назад (4619 фут.= 1403м.) — великолепный по точности результат!
В этой дюжине вершин Ялтинской котловины, стоящих в южной кромке яйлы, расхваленная на весь мир вершина Ай-Петри (с её жалкими на этом фоне 1234 м. н.у.м.) занимает последнее место!
Несомненно, что имя для «новорожденной» — горы Лапата-Серым (Лапата-Утёс) было выбрано черноморскими гидрографами благодаря близости расположенного рядом (всего 780 м. к западу) богаза Лапата.

Здесь же мне важнее упомянуть о другой ошибке — орфографической, которая впервые была допущена ещё в книге М. Сосногоровой «Путеводитель по Крыму», изд. 3, 1880 г. и позже повторена уже в соавторстве с Г. Карауловым в их 4-м изд. 1883 г.
Предполагаю, что это мог быть и случайный брак ручного набора в одесской типографии Л. Нитче, пропущенный позже редактором, скорее всего тоже очень далёким от понимания особенностей отображения русскими буквами румейских названий.
Также свою негативную роль, несомненно, играло использование в этой типографии скоропечатной машины, печатающей 2000 экземпляров в час.

Речь идёт об этимологически неверной записи оронима Лапата с использованием буквы О, т.е. в форме ЛОПАТА.
Тем не менее, эта неправильная запись, впервые допущенная в Путеводителе по Крыму 1880 г, впоследствии была не один раз повторена в описаниях пути от других авторов, которые, вероятно, слишком доверяли точности изложения Г. Караулова и М. Сосногоровой.

К чести отечественных картографов я хочу отметить, что на всех имеющихся в моём распоряжении топографических картах Крыма, начиная с карты изд. Военно-топографического Депо 1890-96 гг. (масш. 1 верста в 1 дюйме или 1:42000), где были впервые использованы результаты измерений Черноморской гидрографической экспедиции 1879 г., и, заканчивая картой ВКФ ТС ВС Украины изд. 1999 г. (масш. 1: 100000), ороним Лапата был записан этимологически верно — ЛАПАТА.
Поэтому в дальнейшем моём повествовании я намерен везде использовать форму записи ЛАПАТА, если это не будет цитированием документа.

 

 

Ил.3 . Обрывы Лапата-Серым отличающиеся «…необыкновенной крутизной и суровым видом своих пропастей…».
( Г. Караулов и М. Сосногорова. Путеводитель по Крыму. 1883 .)

 

 

Мелочь III

наверх


Имеется несколько серьёзных причин, по которым Ялтинское отделение Крымского горного клуба (ЯО КГК) до 1914-го года не включило прогулку по тропе Лапата-Йол в перечень своих 40-ка однодневных пешеходных и верховых самостоятельных экскурсий из Ялты в знаменитый Сборник ЯО КГК 1903 г. изд. (об этом Сборнике читать публикацию здесь: «Крымский горный клуб. Забытые тропы. Главы из ненаписанной книги»).

Во-первых, этот маршрут изначально считался весьма продолжительным и сложным; выполнялся только верхом.
В очерке Евг. Еленина «Ялта и окрестности», изд. 1901 г. имеется подробное описание такой верховой экскурсии КГК по маршруту Ялта – Дерекой - Лапата-Богаз – Яйла -Ай-Петри – Учан-Су – Исар – Ялта: «… Эта поездка займёт 10-12 часов, если на отдых на Ай-Петри и на Яйле класть в общей сложности не более 3-3,5 часов…».
Во-вторых, несмотря на то, что Гр. Караулов и М. Сосногорова описывали путь через Лапата-Богаз, как одну «… из красивейших и наиболее удобных дорог, идущих из Ялты в Бахчесарай…», но при этом они же предупреждали, что этот путь поднимается из подножья «…высокой горы Лопата, отличающейся необыкновенной крутизной и суровым видом своих пропастей… ».
Поэтому следовало здесь ожидать весьма крутую конную тропу, с которой сумеет справиться лишь умелый всадник.
Это моё разумное ожидание подтверждают своим описанием:
— В. Кондараки в книге « Универсальное описание Крыма» ч.4; изд. 1875 г.:
«… Озеньбаш-Дерекойско-Айвасильские богазы, по которым мне неоднократно приходилось проезжать, для непривычного ездока верхом в некоторых местах представляют не только крутые чрезвычайно спуски, но даже действительно опасные стремнины… »
и
— Евг. Марков в книге «Очерки Крыма» (СПб.; М.: Т-во М.О. Вольф, 1902) его верховой поездки:
«…Перевал через Яйлу в самой высокой области ее! ...выбрал… Биюк-Узен-Баш-Богаз…, один из самых крутых и трудных…».

Надо понимать, что в начале ХХ-го в. большинство гостей Ялты из преимущественно равнинного севера России – потенциальных экскурсантов КГК, могли не быть столь хорошими наездниками, чтобы умело управиться с татарской горной лошадкой, знающей эти крутые тропы лучше, чем её упитанные седоки - свои пять пальцев.
Когда к 1902 г. была, наконец, капитально отремонтирована и реконструирована для безопасной верховой езды дорога через Ауткинский богаз (Аутка-Богаз или Иограф-Богаз), то Клубом было принято компромиссное решение избрать этот более ближний, лёгкий и безопасный маршрут в качестве самостоятельной однодневной экскурсии вместо поездки через крутой и более дальний Лапата-Богаз.

Поэтому тропа Лапата-Йол показана на Экскурсионной карте Ялтинского района Южного берега Крыма (1в. в дюйме) в Приложении к Сборнику ЯО КГК за 1903 год (цифрой 34 – обозначен перевал Лапата-Богаз) исключительно в информационных целях.

 

Фрагмент Экскурсионной карты Ялтинского района ЮБК. Сборник ЯО КГК. 1903 г.

Ил.4. Фрагмент Экскурсионной карты Ялтинского района ЮБК. Сборник ЯО КГК. 1903 г.

 

Красным цветом показана нитка моей версии маршрута. Как можно заметить, он не везде идентичен с вариантом тропы ЯО КГК.

Вероятно, что по этим же причинам известный крымский популяризатор деятельности Клуба, заядлый путешественник, книгопродавец и автор-издатель самого известного в начале ХХ-го века путеводителя по Крыму — Г.Г. Москвич не оставил для нас вообще никакого описания тропы Лапата-Йол.
А его коллега журналист, краевед, редактор ялтинской газеты «Крымский курьер», также автор «Путеводителя по Крыму», издававшегося с 1901 по 1908 годы тысячными тиражами, Безчинский А.Я. ограничивался лишь кратким упоминанием:

«…Из Ай-Василя есть верховая тропа на яйлу и дальше через Биюк-Узеньбаш в Бахчисарай. Дорожка идёт среди живописного леса. Горный проход этот называется… Лопата-Богаз. По этой дороге… из деревень северного склона яйлы доставляются в Ялту сельские продукты: куры, яйца и проч…» (Безчинский А. Путеводитель по Крыму. Изд. 1901-1908 гг.).

 

 

Мелочь IV

наверх


Массовость и популярность исключительно пешеходного формата самостоятельных экскурсий одного дня значительно увеличились к 1914 году.
Поэтому Секция пешеходных экскурсий Ялтинского Отделения Крымско-Кавказского Горного Клуба (ЯО ККГК) решила использовать тропу из Ялты на Яйлу через Лапата-Богаз и обратно для их новой пешеходной экскурсии.

Её подробное описание, было дано в путеводителе «Крым» издания КОЕЛП 1914 г.
В этом описании, в частности, сказано, что тропа
«… Вначале… идёт вдоль ущелья, а затем, перейдя речку Камыдерек, поворачивает налево… Пройдя родник с колодой для воды, подъём делается круче и, наконец, доходит до большой поляны – Биюк-Лопата. Перейдя поляну в западном направлении, нужно подняться ко второй малой поляне, с которой – чудный вид на Ялту, море и тянущийся справа хребет Кизил-Кая.
От полянки тропа поворачивает направо. Вскоре лес кончается, и по каменистой дорожке выходят на Яйлу, через которую идёт широкая, хорошо протоптанная тропа из Ялты в деревню Биюк-Узенбаш. Отсюда в одной версте на север по Яйле находится гора Лопата… Обратный путь по той же тропе через Дерекой в Ялту» (Подчёркиванием в тексте я выделил те детали в описании маршрута, которые будут в дальнейшем мною рассмотрены по отдельности).

Здесь мы впервые встречаем для себя новый микротопоним Биюк-Лапата в качестве названия для большого безлесого ровного пространства, упоминания о котором не встречались в более ранних описаниях этой местности. Кроме, пожалуй, одного – «… дорога… мимо водопоя «Лопата-фонтан» приводит сначала к равнине Лопата горы, а затем, перерезав её, к подъёму извилистой каменистой дорожкой на Яйлу…» (Очерк Евг. Еленина «Ялта и окрестности», изд. 1901 г.; гл. Третья поездка).

Однако там нигде не шла речь о безлесости этого выполаживания в рельефе крутого горного склона, что было бы весьма важно для ориентирования туриста в такой местности, где
«… нас всё теснее охватывает сосновый лес… Сосны громадной высоты. Прямые и голые. Как стрелы. С широкой плоской кроной на самом верху, обстали вокруг…» (Евг. Марков. «Очерки Крыма» СПб.; М.: Т-во М.О. Вольф, 1902).

Появление в рельефе за прошедшие всего 13 лет с 1901 г. обширной безлесной поляны я могу объяснить лишь масштабными лесными пожарами в результате умышленных поджогов леса, имевших место при гражданских беспорядках периода 1905-07 гг.

Таким образом, логично предположить, что члены Секции пешеходных экскурсий ЯО ККГК, уважаемые гг. В.Ф. Нейенкирхен и А.С. Моисеев (Председатель Клуба с 1914 г.), которые составляли описания для гл. «Окрестности Ялты» в путеводителе «Крым» от КОЕЛП изд. 1914 г., просто сочинили новый микротопоним Биюк-Лапата в модном для того времени восточном стиле, чтобы избежать любых упоминаний о том смутном периоде и одновременно хоть как-то объяснить исчезновение леса на равнине Лапата горы.
Вторая малая поляна, «… с которой — чудный вид на Ялту», оставшаяся безымянной в этом описании, скорее всего, лишилась своего леса значительно раньше Биюк-Лапаты. О возможных причинах будет рассказано ниже.

 

Мелочь V

наверх

 

В 1841 г. П.И. Кёппен опубликовал в «Записках Императорской Академии Наук Санкт-Петербурга» новую статью «ПУТИ И ТРОПЫ ТАВРИЧЕСКИХ ГОР» (на немецком языке), которая должна была стать продолжением его Крымского Сборника «О древностях южного берега Крыма и гор Таврических» изд. 1837г. (что в силу разных обстоятельств не произошло в дальнейшем).
В этой статье он кратко упоминает конную дорогу Лапата-Йол (общую) из Ай-Василь и Дерекой, поднимающуюся на равнину Лапата горы с ЮВ направления, и позже показанную на топографической карте ВТД 1855-57 гг. полуострова Крым, (литограф. со съёмки полк. А.А.Бетева 1835-1838 гг., масштаба 1:42000 /в 1 дюйме 1 верста).
«...От Ай-Васи́ля и Дереко́я отделяющиеся и снова пересекающиеся конные дороги ведут к Яйле́; примерно за 2 или 2,5 версты до достижения Альпы они собираются все вместе, а затем, на полверсты выше, в ущелье Суа́т-Дере́ (через 1,5 часа пути от Ай-Васи́ля) снова разделяются, чтобы добраться до горного плато по 2-м дорогам… Кабо́плу-Бога́з и Ла́пата-Бога́з… Поскольку дорога через Лапа́та-Бога́з является кратчайшей из Я́лты в Бакчисара́й, то предпринимаются некоторые заботы о ней…» (Здесь и далее цитируется мною по тексту авторского перевода с нем.яз., выполненного Вячеславом Радченко (планируется к публикации в очередном вып. сб. «Топонимия Крыма» под ред. Ю.А.Беляева) с любезного разрешения переводчика).

 

 

Фрагменты карты Южного Крыма к сборнику Кёппена (1836г.) и карты полк. Бетева (1855г.)  Сравнение 2-х маршрутов  тропы через  Лапата-Богаз   пер. пол. ХIХв.

Фрагмент карты Бетева (съёмки 1835-38 гг.)
Тропа из Дерекой и Ай-Василь
Фрагмент карты Кёппена (Южный Крым, 1836г.)
Тропа из Дерекой, минуя Ай-Василь.

Ил.5. Фрагменты карты Южного Крыма к сборнику Кёппена (1836г.) и карты полк. Бетева (1855г.)  Сравнение 2-х маршрутов  тропы через  Лапата-Богаз   пер. пол. ХIХв.

 

 

В то же время на изданной ранее (1836 г.) карте Южного КрымаКрымскому Сборнику) П.И. Кёппен показывает иную дорогу из Дерекой, самостоятельно поднимающуюся к богазу с ЮЗ направления, оставляя Ай-Василь в стороне. Эта дорога, выйдя из Дерекой, поднимается по левому берегу р. Путамиц (Стамис) до слияния её притоков – р. Люка и р. Камыдерек.
Здесь тропа разделяется на 2 ветки:
— западную через Лапата-Богаз;
— восточную через безымянный богаз.

И в этом нет ничего странного. Издревле от каждого селения на ЮБК через богазы уходили на яйлу дороги и тропы; иногда по отдельности, иногда, объединяясь вместе или, наоборот, разделяясь лишь перед последним рывком через богаз. П.И. Кёппен их насчитывал в количестве 45-ти путей только на пространстве от массива Чатыр-Даг до Ласпи.
Логично предположить, что именно в силу предпринятых «некоторых забот» о благоустройстве общей дороги из Дерекой и Ай-Василь, в которые непременно нужно засчитать сооружённый на её обочине удобный водопой Лапата-Фонтан на непересыхающем источнике Лапата-Чокрак, именно этот путь в дальнейшем станет основной перевальной дорогой Лапата-Йол. Я сейчас не располагаю документами, на основании которых можно было бы точно указать, когда были произведены эти работы по благоустройству общей дороги из Дерекой и Ай-Василь. По косвенным сведениям предполагаю, что это было сделано примерно в конце 60-х гг. ХIХ в.
Но в 1835-38 гг., когда А.А. Бетев выполнял топо-съёмку для своей будущей карты, самый верхний участок дороги Лапата-Йол еще не был обустроен для верхового пути – это была пешеходная узкая тропа по опасному скальному карнизу, где возможно было лишь провести коня в поводу.
На карте полк. А.А. Бетева показана только конная тропа через безымянный богаз, расположенный восточнее Лапата-Богаза. Таким проходом здесь может выступать лишь перевал Камдерек, как бы это ни было для нас удивительно или странно, учитывая его труднопроходимость сейчас ( см. мою публикацию «Тропа через перевал КАМДЕРЕК: потерянная во времени и пространстве»).
Одновременно с дорогой из Ай-Василь, поднимающейся к богазу с ЮВ стороны, путь из Дерекой, заходящий на равнину Лапата горы с ЮЗ направления мог использоваться, как минимум, до середины ХIХ в., что косвенно подтверждается зарубежными публикациями времён Крымской войны (см. Ил.6. Фрагмент английской карты «Южная часть Крыма» авт. John Arrowsmith, 1854 г.)
Это дорога была и более трудная, и неудобная тем, что единственный надёжный водопой на пути — непересыхающий родник Бабу-Корыто (Этот же родник в описании Юрия Езерского: Родники Бабу-Корыто, №4 и у секвойной рощицы) находился несколько в стороне от дороги и слишком низко (на высоте 350 м. н.у.м.) — перед самым началом крутого подъёма. Следующий же надёжный водопой на пути будет лишь на северных склонах на спуске с Яйлы.

 

Фрагмент английской карты «Южная часть Крыма» авт. John Arrowsmith, 1854 г.

 Ил.6. Фрагмент английской карты «Южная часть Крыма» авт. John Arrowsmith, 1854 г.


Этот участок горного склона, по которому из Дерекоя, поднималась ещё одна тропа к перевалу Лапата-Богаз, территориально тогда входил в границы Ай-Василь-Дерекойской приписной дачи.
Леса на этом участке ко 2-й пол. XIX в. уже были сильно изрежены беспорядочными рубками и к тому же повреждены крупными пожарами 1859 и 83 гг.

«…С 1885 г. отпуск сырорастущего леса из дач Южнобережского лесничества прекращён и сбывался лес, только повреждённый пожаром и валежный. С 1890 г. по признанию приписных дач защитными… всё годичное назначение поступает в бесплатное пользование татар деревень, к которым дачи приписаны. Причём рубка на некоторых дачах ведётся сплошная…» (Сообщение И.С. Васильева «О лесах южного берега Крыма». Из Отчёта Московского Лесного Общества за 1898 г.).

Таким образом, в связи с тем, что 80-е гг. ХIХ в. на горном склоне междуречья Люка и Камыдерек велась интенсивная лесозаготовка, можно предполагать, что тропа из Дерекоя через Лапата-Богаз на этом участке к этому времени могла быть вообще стёрта в рельефе. Поэтому ни на верстовой карте Крыма от ВТД (1890-96 гг.), ни на Экскурсионной карте Ялтинского района Южного берега Крыма из Сборник ЯО КГК. 1903 г.эта тропа уже не была обозначена. И лишь в 60-е гг. ХХ в. по этому склону будет проложена новая дорога, о которой следует рассказать подробнее.

 

 

Мелочь VI

наверх


Нижняя часть современной тропы Лапата-Йол от её начала в ур. Су-Ат (Суа́т-Дере́) и до выхода на поляну Биюк-Лапата мною была описана ранее в публикации «Тропа через перевал КАМДЕРЕК: потерянная во времени и пространстве».
Сравнивая реальный трек этой участка тропы с маршрутом тропы, показанной на Экскурсионной карте Ялтинского района Южного берега Крыма в сборнике ЯО КГК за 1903 г. и её описанием в путеводителе «Крым» КОЕЛП 1914 г., становится ясно, что 120 лет назад тропа Лапата-Йол выходила на равнину Лапата горы несколько иным путём:

 

 

Фрагмент Экскурсионной карты Ялтинского района Южного берега Крыма. Сборник ЯО КГК. 1903 г. Маршруты троп и дорог.

Ил.7. Фрагмент Экскурсионной карты Ялтинского района Южного берега Крыма. Сборник ЯО КГК. 1903 г. Маршруты троп и дорог.

 

Красным цветом показаны дорога 60-х гг. ХХ в. и трек пешеходной тропы XXI в.; синим - прорисован маршрут экскурсионной тропы ЯО КГК нач. ХХ в.; т. «ВЫХОД-» это место выхода старой тропы на поляну Биюк-Лапата; т. «ВЫХОД+» это место выхода современной тропы.
И этот факт связан не столько с развитием здесь масштабных оползневых процессов в XXI в., сколько с прокладкой в самом начале 60-х гг. ХХ в. новой дороги на поляну Биюк-Лапата.
Конная тропа Лапата-Йол, начало которой, в соответствии с её описанием П.И. Кёппеном, было в ущелье Суат-Дере от разделения общего пути на яйлу из Ай-Василь (см. Ил.7, т. «RAZV1»), оказалась теперь выведенной к обочине новой дороги века ХХ-го (см. Ил.7, т. «RAZV2»).
И далее, уже вместе с этой дорогой, выходя на равнину Лапата горы на полтораста метров западнее (т. «ВЫХОД+»), теперь вначале пересекает нижнюю часть поляны в северном направлении. И лишь поднявшись выше поляны, опять поворачивает на запад, как и было, указано в описании маршрута в Путеводителе «Крым» (КОЕЛП. 1914 г.).

 

  

Мелочь VII

наверх


Новая дорога начала 60-х гг. ХХ-го в., пробитая бульдозерами через горный склон, стала как бы реинкарнацией старого пути из Дерекой начала века XIX-го, который, казалось, был уже стёрт навсегда в рельефе этого склона вместе с вырубленным в конце XIX-го в. под чистую лесом «… таврической сосны, с деревьями гигантских размеров…».
Следы этой «сплошной» рубки могут быть заметны до сих пор — здесь преобладает сосновый лес примерно одного возраста – около 50 лет. Естественного возобновления, несаженный искусственно.
А на очень редких старых соснах с диаметром стволов в мой обхват, т.е. приблизительным возрастом около 100-130 лет, встречаются загадочные метки-стрелки. Очень старые метки, уже почти заросшие новой корой. Их назначение мне разгадать так и не удалось.
Но есть одна совсем фантастическая гипотеза, что эти метки вырезал тот, кто ещё помнил или знал, что именно так выглядел знак маршрута (1914 г.) Ялта - Лапата-Богаз Секции пешеходных экскурсий при ЯО ККГК.

Буквально сплошным ковром у подножья сосен склон укрыт зарослями крымского орляка, которые доминируют в травяном покрове. Характерно, что эти папоротники предпочитают лёгкие и бедные почвы и всегда быстро осваивают старые вырубки и гари, уже слегка затенённые молодым подросом.

 

 



Ил. 8. Лесной склон левого борта р. Люка, через который проложена бульдозерная дорога. Дорога, склоны, деревья и метки

 

Основным назначением новой дороги было техническое обеспечение лесонасаждений на поляне Биюк-Лапата. Поэтому на большинстве топографических карт вт. пол. ХХ в. – нач. XXI в. она не была показана или обозначена схематично. В тоже время тропа Лапата-Йол на всех этих картах была показана с достаточно высокой точностью.

 

 

Сравнение фрагментов топографических карт ХХ – ХХI вв. р-на междуречья рр. Люки и Камыдерек.

кон. 50х гг. ХХ в. 70х гг. ХХ в. сер. нач. 80х гг. ХХ в.   нач. ХХI в.

 

Ил.9. Сравнение фрагментов топографических карт ХХ – ХХI вв. р-на междуречья рр. Люки и Камыдерек.

 

 

Старожилы-крымчане знают, как активно в 60-80е годы ХХ в. проводились работы по новым лесонасаждениям, действительно очень нужные и важные с точки зрения стабилизации оползневых процессов, задержки влаги в почве и увеличения дебита источников.
Многие ялтинцы тогда с энтузиазмом и удовольствием принимали самое активное участие в субботниках и воскресниках для помощи лесничеству в таких работах.

«… На лапатовской большой поляне до посадки там молодых сосен росли лишь несколько полузасохших старых груш-армутов да одинокие, очень древние разлапистые сосны-великаны со сломанными ветрами верхушками…
… Лесники приглашали нас в помощь для уборки мусора после корчёвки, расчистки участков…
… Нас, молодежь привозили на поляну машинами от лесничества. Работали весело и с песнями. Если заканчивали раньше, были силы и желание, то уходили вниз домой пешком, получая удовольствие от лесной прогулки…» (Из воспоминаний Кальной Мальвины Константиновны, проживавшей в Ялте с мая 1945 г., записанных мною, её племянником).

Самые активные из участников тех субботников и воскресников получали звание и «корочки» - удостоверения «общественного инспектора по охране лесов ЯглГз», которое давало права свободного посещения лесов Заповедника для контроля их состояния и охраны.
Ялтинцы старшего поколения могут вспомнить, что после создания в 1973 г. Ялтинского заповедника на протяжении многих лет любые посещения его территории были строго ограничены с целью обеспечения естественного восстановления поврежденной растительности.
Выполнить эту задачу без помощи и участия общественных инспекторов по охране лесов Заповедника силами одних лесничеств в те годы было бы крайне затруднительно. Над Ялтой лесниками была организована целая сеть охранных постов на основных дорогах, ведущих лес. Здесь по выходным и праздничным дням дежурили группы общественных инспекторов для раннего обнаружения нарушителей и предупреждения возможных нарушений заповедного режима. На периметре от Исар до Ай-Василя я помню 6 или 7 таких постов. Я сам неоднократно принимал участие в таких дежурствах на посту №4 в районе руч. Темиар.

 

 

 

Ил. 10. Беседка поста №6 над Ай-Василь на 31-м квадрате.

 

Ил.10. Удостоверение общественного инспектора по охране лесов ЯглГЗ

Ил.10. Удостоверение общественного инспектора по охране лесов ЯглГЗ

 

Из воспоминаний Мальвины Константиновны я знал, что бывшая лесистая равнина Лапата горы, оголённая масштабными пожарами начала ХХ в., была поделена лесоводами на два неравных по площади участка.
Северо-восточный, более обширный участок был отведен под лесонасаждения хвойных и лиственных пород, а также кустарников.
Меньший, юго-западный участок — очищен от сухостоя и частично засажен соснами по его южному краю. Для создания особого микроклимата и предотвращения развития тут оползня. Остальная его часть оставлена в качестве луга.
Ежегодные покосы трав на этом лугу использовались лесниками для наполнения нескольких лесных кормушек, установленных в окрестностях поляны Биюк-Лапата.

 

 

 

Ил.11. Кормушки на поляне Биюк-Лапата и в её окрестностях; родник на поляне Биюк-Лапата и одинокие сосны-великаны, чудом избежавшие огня и топора.

 

 

 

Мелочь VIII

наверх


Именно это условное разделение общей поляны Биюк-Лапата на две части — лесную и луговую породило долгие и бессмысленные споры и вопросы в среде крымской краеведческой общественности, какую из них нужно считать большой, а какую — малой.
При этом, если микротопоним Биюк-Лапата действительно имел место в описании из путеводителя «Крым», то Кучук-Лапата была, судя по всему, исключительно устным творчеством крымской туристической общественности. Она не упоминается нигде документально.
Поэтому однозначного ответа на этот нелепый вопрос, не нашёл даже легендарный краевед и собиратель крымских топонимов И.Л. Белянский, ограничившись лаконичной фиксацией обоих топонимов на своей карто-схеме без точной локализации их на местности.
Скорее всего, что Игорь Леонидович лично не имел возможности здесь пройти. Поэтому и не пришёл к правильному ответу.
На площадках крымских краеведческих форумов выдвигались самые разнообразные версии и приводились самые «сверх-убедительные» аргументы.
Однако все они оказались неверными. Вероятно, только потому, что никто из тех спорщиков не удосужился внимательно ещё раз перечитать описание тропы Ялта - Лапата-Богаз – Ялта, приведенное в путеводителе «Крым» изд. КОЕЛП 1914 г.
А там ведь было чётко указано расположение второй малой поляны, что с неё видно вокруг и в каком направлении с этой поляны уходит выше тропа на перевал:
«… доходит до большой поляны — Биюк-Лопата. Перейдя поляну в западном направлении, нужно подняться ко второй малой поляне, с которой — чудный вид на Ялту, море и тянущийся справа хребет Кизил-Кая. От полянки тропа поворачивает направо…» ( об этих видах более подробно будет рассказано чуть позже).

Я отметил эту спорную полянку точкой Кучук-Лапата (см. Ил.7) – южную оконечность короткого гребня отрога скального обрыва яйлы, по которому тропа Лапата-Йол выходит на финишную прямую к богазу.
Полянка Кучук-Лапата ещё фиксируется на топографической карте конца 50-х гг. ХХ века, позже исчезает, постепенно зарастая лесом.

«… Возобновление в лесах ЮБК идёт весьма успешно… Встречаются, впрочем, места и не облесившиеся…, которые были сильно повреждены пожароми и преимущественно имеющие крутой южный склон и слишком мелкую почву…» (Сообщение И.С. Васильева «О лесах южного берега Крыма». Из Отчёта Московского Лесного Общества за 1898 г.).

Сравнивая изменения в границах старых горельников на картах ХХ в. и спутниковом снимке XXI в., познавательно наблюдать картину (естественного +искусственного) восстановления леса в ур. Биюк-Лапата.

 

 

Сравнение фрагментов топо-карты 50-х - 70-х гг. ХХ в. и спутникового фото XXI в. Восстановление леса на старых горельниках.

конец 50х гг. ХХ в. середина 70х гг. ХХ в. спутник 2018 год

Ил.12. Сравнение фрагментов топо-карты 50-х - 70-х гг. ХХ в. и спутникового фото XXI в. Восстановление леса на старых горельниках. Красным цветом зафиксированы границы горельников конца 50х гг. ХХ в. Точками 1 — 5 обозначены их условные номера.

 

  

 

Мелочь IX

наверх


Несмотря на то, что в путеводителе «Крым» изд. КОЕЛП 1914 г. ничего не было сказано о расположении на поляне Биюк-Лапата источника воды, информация о том, что таковой родник где-то здесь имеется, давно проникла в современные описания пути.

«…Сама дорога, поднимаясь по горе Лапата… выходит к большой и красивой поляне Большая Лапата… с небольшим спрятанным в отдалении родничком…» (В. Мухин и А. Кузнецов. Крымские горы: возвращение к истокам. Стилос. 2007г.)
Первоисточником этой информации, очевидно, послужила топографическая карта ВТД масштаба 1 верста в дюйме 1890-1896 гг. съёмки, где такой родник без названия действительно был показан на СВ окраине равнины Лапата горы.
Эта же ситуация позже была повторена на экскурсионных картах КГК и в путеводителях Москвича, выполненных на топо-основе карты ВТД, а также на некоторых современных топографических картах. Но нигде не было указано название этого родника.
И пытливые краеведческие умы давно будоражил вопрос, как же этот родник мог называться?
Однако, ответ на этот вопрос не удалось найти даже И.Л. Белянскому, целенаправленно опрашивая старожилов из крымских татар. Как оказалось, они этого не знали!
Последний факт может косвенно указывать на исключительную маловодность этого источника до его разработки при каптировании силами Ялтинской комплексной гидрогеологической и инженерно-геологической партии (ЯКГГ и ИГП). Но об этом речь ещё впереди.

Обозначив на своей топонимической карто-схеме, искомый родник с явно сомнительным названием, хоть и под знаком вопроса, И.Л. Белянский сам (невольно) лишь затруднил для всех нас поиск истины.

 

 

 

Сравнение фрагментов топо-карты 50-х - 70-х гг. ХХ в. и спутникового фото XXI в. Восстановление леса на старых горельниках.

90е гг. XIX в. 1903 г. середина 70х гг. ХХ в. к-сх. И.Л. Белянского

Ил.13. Фрагменты топографических карт и топонимической карто-схемы И.Л. Белянского. Родник на СВ окраине поляны Биюк-Лапата.

Истина же такова — исторически сложившегося названия у этого родника вообще не было. Этот факт достоверно объясняется тем, что тропа Лапата-Йол оставляла этот родник в стороне от своего маршрута. И в силу своей маловодности он был не важен и не нужен, как источник водоснабжения, для путников, едущих через Лапата-Богаз из Ялты в Биюк-Узеньбаш или следующих в обратном направлении. Именно потому, что несколько ниже по склону у самой обочины тропы Лапата-Йол уже был удобно обустроен обильный водопой Лапата-Фонтан, «с колодой для воды», оборудованный на упоминаемом в описании П.И. Кёппена непересыхающем роднике Лапата-Чокрак (см. мой маршрут: т. ЛАПАТА-ФОНТАН; N 44 гр./ 32,807/E 34гр. 08,5086/ 840 м. н.у.м. WGS-84).

Для путников, следующих в Ялту, даже уточнялось, за сколько времени они смогут, спускаясь с яйлы, достичь водопоя на род. Лапата-Чокрак, что является несомненным доказательством факта, что родник на равнине Лапата горы не использовался для этих целей: «… Ла́пата-Чокра́к … От небольшого озера Сары́-Гё́ль на Яйле до этого источника можно добраться за 50 минут…» (Статья П.И. Кёппена «О температуре 130-ти родников Таврического полуострова. Гл. II. Родники на юге Таврических гор. Б. -между Алу́штой и Балакла́вой»; опубликована в 1841 году в «Записках Императорской Академии Наук Санкт-Петербурга» на немецком языке). 
(Запруда Сары-Гёль Кёппена была обнаружена в июне 2023 года Сергеем Самко.)

Водопой Лапата-Фонтан местные татары также называли Текнелер. Потому что выходов воды тогда здесь было несколько: «… вода источника «Лопата» выходит со склона покрытого мощной осыпью; около выходов заметно отложение известкового туфа…» (Н.В.Рухлов. Обзор речных долин горной части Крыма. Петр-д. 1915г.). О моих поисках род. Текнелер см. публикацию «Поиски родников в верховьях ручья Камыдерек». 

Таким образом, родник на СВ окраине поляны Биюк-Лапата, впервые показанный на верстовой карте ВТД 90х гг. XIX в., оставался безымянным, до самого начала лесонасаждений в 60-е годы ХХ в, когда потребовалось тут создать водонакопительный пруд для полива молодых посадок деревьев.
По конструктивным особенностям исполнения каптажа (и оформлению в целом) можно предположить, что его каптирование было выполнено силами строительной бригады ЯКГГ и ИГП.
Здесь был обустроен простейший каптаж с открытой камерой и стоком воды в небольшой накопительный бассейн. В настоящее время передняя стенка камеры давно разрушена, а сама камера часто завалена камнями и лесным мусором.
На подпорной (задней) стенке каптажа ещё заметно выложенное белой морской галькой его название — ПРОХЛАДНЫЙ.
(см. мой маршрут: т. ПРОХЛ; N 44гр.32,9239 мин./E 34гр.08,2973 мин./1020 м. н.у.м. WGS-84).

 

К разделу о роднике ПРОХЛАДНЫЙ

 


Ил.14. Каптаж родника ПРОХЛАДНЫЙ на СВ окраине поляны с заметной надписью на подпорной стенке. Фото Михаила Леонтьева (Татарина): 2009 год (надпись на роднике не видна); 2013 и 2015 - надпись на роднике уже заметна г. Фото Радченко. октябрь 2014 г. Фото Валентин Нужденко октябрь 2011 и апрель 2009 года

 

 

 

Мелочь X

наверх


К сожалению, первоначальная гидроизоляция объёма водонакопителя оказалось недостаточной, чтобы поддерживать в нём стабильный уровень воды. Поэтому он чаще представлял собой заболоченную яму, заваленную упавшими ветками и лесным мусором.

 

 

Ил.15. Заболоченный водонакопитель каптажа ПРОХЛАДНЫЙ. (Блок фото от Татарина и Валентина Нужденко)

 

 

Тем не менее, даже будучи в таком маловодном состоянии, этот водоём вскоре был освоен копытными скотинками для их водопоя, которые, спускаясь с яйлы через Лапата-Богаз, натоптали узкую тропу для себя напрямик через новые лесопосадки.

 

 

Ил.16. Фото козьей тропы. 

 

 

Фрагмент спутникового снимка с маршрутом козьей тропы. Коллаж.

Ил.16. Фрагмент спутникового снимка с маршрутом козьей тропы. Коллаж.
Козья тропка показана синим цветом.

 

После масштабных лесных пожаров сезона 2012-13 гг. в этом районе, когда с трудом удалось отстоять у огня лес на поляне Биюк-Лапата, водонакопительный бассейн каптажа ПРОХЛАДНЫЙ был кардинально перестроен в пожарный водоём большего объёма.
В 2015 г. была выполнена его надежная гидроизоляция плёночным тарпаулином.

 

Пожарный бассейн каптажа ПРОХЛАДНЫЙ. Работы августа 2013

  Пожарный бассейн каптажа ПРОХЛАДНЫЙ. Работы июля 2015 г Пожарный бассейн каптажа ПРОХЛАДНЫЙ. Состояние 2020 г

  Ил.17. Пожарный бассейн каптажа ПРОХЛАДНЫЙ. Работы августа 2013, июля 2015 г. Состояние 2020 г. (фото Юлии Розумняк).

 

 

 

Мелочь XI

наверх


Первое, что заметно бросается в глаза при входе на луговую ЮЗ часть Биюк-Лапаты — это огромное количество больших кочек, странного вида, с крутыми боками и покрытые злаками настолько редко, что между травинками видна светлая голая земля. Их тут, вероятно, - сотни штук.
Это колония содружественных муравейников особого вида муравьёв — «желтого земляного муравья» ( Lasius flavus), ведущего исключительно подземный образ жизни. Все эти кочки — это верхние купола их инкубаторов, где устроены специальные помещения, в которых прогревается многочисленное потомство — яички, личинки, куколки. Поэтому на такую кочку можно смело садиться, как на стул, в отличие от муравьиной кучи в лесу. Кочки эти исключительно прочные. Тощий culus усталого туриста они легко выдерживают. Только разрушать их ни в коем случае не надо.
«…Такие колонии надежно укрепляют склоны гор от размывания и задерживают селевые потоки. Но об этом, к сожалению, никто не знает… » (П.И. Мариковский. «Маленькие труженики гор».Очерки о жизни муравьев горных лесов Тяньшаня. Алма-Ата . 1975)
В 70-е годы прошлого века, будучи ещё студентом, я несколько раз сам принимал участие в лесных субботниках на большой поляне. Но так получалось, что я попадал сюда только на летние сенокосы. Никакой малой механизации тогда не использовалось. Косили, ворошили, сгребали, сушили, скирдовали — всё это делалось вручную. Кто в курсе — знает почём этот долгий и нелёгкий труд.
Травы косили на луговой ЮЗ части большой поляны. Свободного времени побегать вокруг много никогда не было.

 

 

 

Ил.18. Поляна Биюк-Лапата и виды вокруг. Блок фото

 

Зато умные дяденьки из лесничества много чего неизвестного (о чём ни в одной книжке нельзя было прочитать) тогда нам рассказывали и показывали. Но и о многом специально умалчивали. В частности, это они показали мне небольшой родничок-лужу возле кормушки и солёвки на луговой части поляны — водопой для копытной скотинки, приходившей сюда за угощением из леса.
(см. мой маршрут: т. РОД-ЛУЖ. N 44 гр.32,6676 мин./ E 34 гр.08,1422 мин./ 993 м. н.у.м. WGS-84).

После сильных летних ливней этот родничок становился настолько бойким, что мы из него иногда даже набирали воду для своего чая и дневного обеда, который готовили здесь же на костре. Но также я его видел неоднократно пересыхающим в межень, особенно в 10-е засушливые годы XXI в. Зимой (при отрицательных температурах) этот источник замерзает.

 

 

 

Ил.19. Родник возле кормушки на луговой ЮЗ части Биюк-Лапаты.

 

 

А о том, что на залесённой СВ части поляны имеется другой, более надёжный и мощный родник каптажа ПРОХЛАДНЫЙ — не было сказано мне ни полслова!
И я с некоторым удивлением узнал об этом источнике лишь в 2009 году, когда стал участником краеведческого сообщества форума Турстранник и увлёкся общей задачей создания базы данных о всех крымских родниках.
Мы сами его много лет именовали просто родником на поляне Биюк-Лапата. Он так и до сих пор обозначен в Каталоге родников Крыма
Но я его здесь называю ПРОХЛАДНЫЙ, как было выложено галькой на задней стенке каптажа.
За многие годы моих встреч с этим родником я не видел его ни разу полностью пересохшим.
В среднем его дебет — примерно 3 л./мин. Но неоднократно наблюдал очень слабым в межень.
В засушливые периоды середины 10-х гг. ХХ в. — буквально капающим прерывающейся тонюсенькой струечкой, когда нужно было потратить не менее 10-15 минут, чтобы набрать 1 литр воды. При таком дебете однозначно, что в мороз этот источник тоже замерзает.

 

  

 

Мелочь XII

наверх

Тогда же в середине 70-х гг. ХХ в. показали мне и короткую пешеходную тропку от родничка на лугу, которая, круто поднимаясь сквозь буково-сосновый лес, через малую полянку (Кучук-Лапата), выходила по гребню отрога к перевалу на яйлу. Не проронив ни полслова при этом, что сюда же — на верхнюю малую полянку можно подняться и другим, более длинным и круговым, но менее крутым путём с восточной её стороны.
Вы вправе смеяться над моей невнимательностью в те годы. Я не просто не знал о присутствии здесь другой дороги, я даже не замечал её начала снизу от большой поляны, где она заходила в лес. Моим единственным и слабым (понимаю) оправданием этой неосведомлённости мог быть лишь тот факт, что в те годы здесь редко кто из посторонних бывал. И вход на узенькую тропку стеной закрывали высокие летние травы. Примерно всё было как в той романтической сказке о юной красавице, заснувшей в замке, дороги к которому уже не найти.
В это быть может сейчас вам будет трудно поверить, но в 70-е годы ХХ в. у меня не было ни туристических карт этого района, ни путеводителя Москвича с его великолепными подробными картами, ни Путеводителя «Крым» от КОЕЛП изд. 1914 г. с его точным описанием.
Крупно-масштабные топографические карты ГШ вообще не были доступны в Советском Союзе для гражданских лиц.
А картография издания «Атлас туриста: Крым», вышедшего на 10 лет позже моих сенокосных встреч на Биюк-Лапате (1-е изд. 1984 г.) была отвратительной, условной и ложной.
Настолько, что, когда я очередной раз с его помощью забрёл в неизвестные мне лесные дебри и был вынужден там внепланово заночевать, я принёс его в ритуальную жертву моему костру в качестве растопки. От него на память у меня осталась с тех пор всего парочка вот таких страничек.
Одного взгляда на эту муть вполне достаточно, чтобы понять, что пользоваться его картографией было просто опасно для жизни.

 

 

 Атлас Туриста. «Картография» ГУГК. 1 изд. 1984 г.

Ил.20. Атлас Туриста. «Картография» ГУГК. 1 изд. 1984 г.

 

 

А единственная тогда доступная мне книга, в которой упоминалась поляна Малая Лопата (орфография источника) — путеводитель авторства Габинской и Славич-Приступы «Южный берег Крыма» (Симф: Таврия, 1980) была написана в таком бодром духе оптимистического соцреализма, что доверять ей мне тоже очень не хотелось. Поэтому я так жадно и с благодарностью запоминал все эти байки рабочих из лесничества, хотя, как оказалось потом, далеко не всегда и не все из них были и правдивыми, и точными. Но показанной мне в 70-е гг. крутой пешеходной тропкой от родничка на лугу я лично пользовался впоследствии ещё не менее 30 лет, даже не подозревая о существовании буквально рядом другой дороги. Пользовался сам и водил на прогулки на яйлу своих друзей. А тропок в лесу — слишком много, их всех не может знать даже местный житель.

Последний раз мы поднимались по этому пути в октябре 2008 г. GPS-навигатора у меня тогда ещё не было. Для ориентирования я пользовался компасом и атласом туристических карт «Путешествуем по Горному Крыму» изд. 2007 г., где старательно-приблизительно прорисовывал все свои маршруты тех лет. Точность картографии этого издания была, конечно, тоже ещё не ахти. Но по сравнению с той мурой из Атласа Туриста от «Картография» изд. 1984 г. — она таки была просто шикарная!

 

 

 

 Атлас «Путешествуем по Горному Крыму» изд. 2007 г.

Ил.21. Атлас «Путешествуем по Горному Крыму» изд. 2007 г.

 

Подробности этой прогулки сейчас вспоминаются лишь  по лаконичной записи в полевом дневнике 2008 г., но могу гарантировать, что её маршрут, мною отмеченный ниже синей ниткой, показан приблизительно верно.

 

  

 

 

Фрагменты атласа «Путешествуем по Горному Крыму» изд. 2009 г. и спутникового снимка 2018 г

 Ил.22. Фрагменты атласа «Путешествуем по Горному Крыму» изд. 2009 г. и спутникового снимка 2018 г.

Пешеходная (синяя) и конная (красная) тропы с поляны Биюк-Лапата к пер. Лапата-Богаз.

 

Тропы с поляны Биюк-Лапата к пер. Лапата-Богаз, карта, схема и файл в формате gpx в архиве lapata-bogaz-2.zip

 

В тот раз знакомая мне тропка неожиданно оказалась сильно засыпанной сухими ветвями и даже местами завалена упавшими огромными стволами старых буков. Идти было сложно — приходилось постоянно перелазить через или обходить вокруг эти завалы. В результате таких множественных «блудаков» старую тропку я очень скоро потерял, и мы, медленно пробираясь по рельефу азимутом 300-320 гр., примерно через 20 минут такого безобразия заметили по правую руку от нас просвет среди леса — выход на покатую луговину. Я хорошо понимал, что это ещё не может быть известная мне малая поляна, которая должна быть и выше, и дальше от нас. Но моя группа, уже слегка ошалевшая от бесконечных перелазов через буреломные завалы, резко запротестовала:
Давай, сусанин, выбираться отсюда!!!
И мы очень удачно вышли по краю этой луговины, вероятно, тоже какого-то горельника, на основную тропу Лапата-Йол, но только немного ниже по склону.

 

 

Вид на поляну Биюк-Лапата

 

 

Ил.23. Вид на поляну Биюк-Лапата с горельника №3 (см. нумерацию по Ил.12).

 

Вот так, волею местного зимнего урагана, наломавшего слишком много дров в лесу, и нежелания моих друзей продолжать «сусанить» сквозь сплошные буреломы в поисках пешеходной тропки до обещанного мною скорого выхода через «шикарную видовуху» на яйлу, я впервые в своей жизни оказался на неизвестной мне здесь тропе. Тогда для меня это было почти шоковым открытием. 
Остающиеся ещё примерно чуть более четверти километра от места нашего выхода на старую тропу до полянки Кучук-Лапата мы легко прошли, петляя между деревьями. Но успокоился я окончательно, лишь узрев знакомый мне с юности «…чудный вид на Ялту, море и тянущийся справа хребет Кизил-Кая…».

 

 

Современное состояние конной тропы между Биюк-Лапата и Кучук-Лапата

 

 

 

Ил.24. Виды с полянки Кучук-Лапата. Блок фото. 

К разделу Кучук-Лапата

 

 

Верхняя малая полянка Кучук-Лапата — может быть горельником намного более старым, чем нижняя большая Биюк-Лапата. Потому что об её безлесности имеется свидетельство Евг. Маркова в его «Очерках Крыма», первое издание которого вышло ещё в 1872 г.: «… подъём делался всё хуже и хуже. Леса кончились, тропинка исчезла. Мы лезли уже по острым гребням камней, по кучам щебня, по скользкому плитняку. Подковы то и дело срывались и скользили, как по льду…». Таким образом, у авторов описания новой пешеходной экскурсии в путеводителе «Крым» издания КОЕЛП 1914 г. и не было никакой нужды, объяснять или придумывать для этого места новое название. Все и так давно знали, что здесь леса уже нет.
Авторы описания лишь использовали это открытое пространство в качестве отличной видовой площадки для своих туристов-пешеходников, которых, как известно, хлебом не корми, но только дай лишний раз поглазеть окрест.

Сегодня это место старого пожарища на крутом отроге южного склона уже почти заросло молодым лесом. Вероятно, поэтому многим было сложно распознать в нём искомую вторую малую полянку.
Однако, факты — вещь упрямая:
— «чудный вид на Ялту, море и… хребет Кизил-Кая».
— «тропа поворачивает направо», поднимаясь к богазу.

 

  

 

Мелочь XIII

наверх

 

Вот так, здесь на высоте 1120 м. н.у.м. встречаются две старые дороги на яйлу, которыми наверняка пользовался сам П.И. Кёппен в своих путешествиях по Крыму. Ведь крутая пешеходная тропка, поднимающаяся сюда с южной стороны от кормушки на ЮЗ краю поляны Биюк-Лапата — это и есть самый верхний участок той старой конной тропы из Дерекоя, маршрут которой был показан на карте Южного Крыма в Крымском Сборнике 1836 г. издания. А с восточной стороны сюда приходит тропа Лапата-Йол из Ай-Василь, описанная П.И. Кёппеном уже позже в его статье «Пути и тропы Таврических гор» публикации 1841 г. И которую так нахваливали Г. Караулов и М. Сосногорова в путеводителе 1883 г., называя её одной «… из красивейших и наиболее удобных дорог идущих из Ялты в Бахчесарай…».
Конечно, такой Лапата-Йол стала значительно позже эпохи крымских разведок П.И. Кёппена, который даже успел усомниться в возможности этого: «…Поскольку дорога через Лапа́та-Бога́з является кратчайшей из Я́лты в Бакчисара́й, то предпринимаются некоторые заботы о ней, но она вряд ли будет пригодной для проезда, как бы это ни было желательно для пользы побережья…» (П.И. Кёппен. «Пути и тропы гор Таврических.» 1841 г).

Мне, успевшему ещё 40 лет назад пару раз прогуляться по этой действительно удобной, широкой дороге с каменными мостиками через ручьи, напиться вдоволь водицы из холодной струи в колоду Лапата-Фонтана, нетрудно понять те сомнения академика. Даже сейчас, обладая всеми современными техническими возможностями и технологиями, восстановить этот уже разрушенный оползнями путь было бы архисложно. А рассчитывать, что современная дорога века ХХI-го, надёжно прослужит без капитальных ремонтов и текущего обслуживания более 120 лет, как выдержала этот срок Лапата-Йол века XIX-го, было бы с моей стороны архиглупостью!

Остающийся последний километр пути от полянки Кучук-Лапата до выхода через богаз на яйлу на высоте примерно 1320 м. н.у.м. эти две дороги пройдут уже вместе, поднимаясь по гребню южного отрога яйлинской вершины Ованес-Кош (1335 м.н.у.м.).
На большей части подъёма от полянки тропа сейчас проходит через смешаный буково-сосновый лес. Полки старой дороги в рельефе здесь не заметно. И очень вероятно, что на этом верхнем участке её, как таковой, и не было уже в XIX в., когда этот участок склона буквально вытаптывался копытами вьючных конских караванов. «… Маленькая крымская лошадь… свыклась… с крымской дорогой… Умные животные, одно за другим, словно по сговору, начинают пересекать зигзагами дорогу… уменьшая для себя, таким образом, крутизну подъёма…» (Марков Евг. Очерки Крыма. Спб. 1902).

И никакого леса тогда здесь тоже не было до самого верха отрога. Кроме отдельных одиноких старых буков случайно уцелевших от огня. Молодой подрос здесь просто не имел возможности естественного восстановления, погибая под конскими копытами. Сейчас этот участок зарос относительно новым буковым лесом, через который проходит крутая гребневая тропка, пробитая копытными скотинками, стремящимися к водопою под каптажем Прохладный. Двуногие человекообразные типа меня самого тоже не гнушались ею воспользоваться (ШУТКА).

 

 

Ил. 25. Виды тропы по отрогу выше видовой поляны Кучук-Лапата.

 

 

 

 

Мелочь XIV

наверх


Под самой скальной стеной яйлы нас ожидает главная изюминка дороги Лапата-Йол — последний сохранившийся пока что от разрушения участок конной тропы, которая до предпринятых весьма существенных забот о безопасности этого пути в 60-х гг. XIX-го в., была трудно проходима здесь для всадников. Этот участок по длине — небольшой. И 100 метров не будет.
Набрать 200 м. высоты на 700 м. пути от поворота на Кучук-Лапате до выхода на яйлу — это, конечно, уже круто! Но, если бы перед самым выходом на яйлу этот путь не ложился на узкий, со скатом в обрыв скальный карниз, к тому же разорванный здесь несколькими трещинами, то это не так уж и сложно было. Можно себе лишь представить какой незначительной ширины и с каким крутым поперечным уклоном мог быть этот самый верхний участок тропы по карнизу изначально, если даже на что привыкшие к опасным горным кручам татарские лошадки здесь под седлом проходить отказывались! Глянешь один раз на такой узкий путь по щебёнистому откосу, и сразу поймёшь, почему «богъаз» на урумском означает «прорубь» или «глотка»! Для этого дорожным строителям пришлось здесь подрубить скальную стену над тропой на высоту не менее метра. И построить вдоль обрыва под тропой мощную и тяжелую крепиду, за которую положить засыпку из срубленной скальной породы. Поверху выполнили плоским камнем отмостку новой конной тропы шириной не менее 2,5 метров. Даже сейчас, после более 150 лет жесткой эксплуатации в суровых метеоусловиях, без расчистки полотна от обрушений камней сверху, без текущих ремонтов сохранившаяся ширина полотна тропы на этом участке — не менее 1,5 метров!

 

 

 

Ил.26. Блок фото верхнего участка тропы, крепиды и виды тропы.

 

 

Верхний участок тропы, крепиды. Кальная Мальвина Константиновна. Апрель 1993 года

 

Ил.26а. Верхний участок тропы, крепиды. Кальная Мальвина Константиновна. Апрель 1993 года

 

 

  

Мелочь XIV

наверх

 

«… Было уже далеко за полдень, когда мы въехали на темя Яйлы. Равнина, бесконечная в длину и не более полуверсты шириною... У наших ног была живая рельефная карта всего крымского полуострова…» (Марков Евг. Очерки Крыма. Спб. 1902)

 

 

 

Ил.27. Блок фото. Виды с кромки яйлы на пройденный путь и ЮБК.

 

Но для того, чтобы действительно обозреть всю эту равнину бесконечную в длину «… и не более полуверсты шириною...» нам лучше прогуляться отсюда куда-то чуть повыше.
Например, на вершину утёса Лапата-Серым (1409 м. н.у.м.). Благо, что гулять здесь не только недалече — меньше 1км, но и познавательно, и очень поучительно.

«… здесь всё меняется… вы выезжаете на плоскую вершину Яйлы, и вместо теплых солнечных лучей, которые до сих пор вас согревали, вас теперь пронизывает холодный воздух и окружает со всех сторон густой леденящий туман. Это почти обыкновенное всегдашнее явление при переходе с южной стороны гор на северную. Чтобы не потеряться на этой печальной и почти лишенной растительности плоскости Яйлы, у этого места наложены кучи камней в 20 шагах расстояния одна от другой, которые указывают путь до того места, где начинается лес и дорога в нём, ведущая в д. Буюк-Узеньбаш…» ( Г. Караулов и М. Сосногорова. Путеводитель по Крыму. Изд. 4-е. 1883 .)

 

 

 

Ил.28. Череда туров на яйле вдоль тропы. Блок фото.

 

Этот ряд туров, заметный даже на спутниковом фото, не раз становился настоящей нитью Ариадны для заблукавших путников.

«… Здесь мы приблизились к Айвасильскому богазу, к которому ведёт тропа из д.д. Озеньбаша и Стилия. Путь этот считается очень важным у туземцев по числу проходящих с Южного берега в Бахчисарай и оттуда на Ялту. Важнейшее преимущество его, в особенности в зимнее время, заключается в том, что хребет горы здесь не широк и пешеход может перейти его в несколько минут, не рискуя провалиться в глубокие ямы, занесённые снегом… » (В. Кондараки. « Универсальное описание Крыма» ч.4, 1875 г.)

Многие неофиты нынешнего горного туризма не представляют себе реальной опасности, подстерегающей их на яйле, полагаясь на хорошую погоду и свои «гармины».
Главной же опасностью пересечения яйлы являются вовсе не дождь или снег, когда ни один умный путник в горы не пойдёт. Главная неприятность — это плотная облачность, которая может сесть очень быстро при усилении ветра. Навигатор тут всем, конечно, в помощь. Но для меня лично череда туров и синоров вдоль тропы через яйлу — куда более надежная вещь!

К общему описанию точки выхода тропы Лапата-Богаз на яйлу

 

Всего 575 метров пустынной дороги по яйле отделяет перекрёсток перевальной тропы Лапата-Богаз от другой точки — мемориального знака погибшим студентам из группы туристов Донецкого института туристического бизнеса. (Смотри: Памятник студентам).

 

 

 

Ил.29. Памятник студентам погибшим на здесь, яйле. Блок фото за разные годы.

 

Неоднократно и многими пересказанная и всё равно очень «тёмная» история одной трагедии случившейся в октябре 2004 г. Повторять эту историю здесь не хочу. Но замечу, что, если бы их руководитель или кто-нибудь из участников того злосчастного похода хотя бы понимали, что означает такая череда туров через яйлу, то они бы не погибли!
Но, они прошли мимо по этой же дороге, даже не обратив внимания на эти кучи камней.

Километр по яйле в хорошую погоду — это всего 12 минут прогулки. И мы уже на вершине г. Лапата (1409 м. н.у.м. — по данным крупно-масштабной карты 80-х гг. ХХ в.)

«…На севере от неё видны горы и степи…, на юг — глубоко внизу — море с лентою Южного берега. Ай-Петри, такая страшная снизу, отсюда кажется небольшою скалой…» (Марков Евг. Очерки Крыма. Спб. 1902)

 

 

Вид с вершины Лапата на Ялган-Таш с еще стоящей на вершине вышкой ретранслятора, 1993-й год.

Вид с вершины Лапата на Ялган-Таш с еще стоящей на вершине вышкой ретранслятора, 1993-й год.

 

 

 Вид с вершины Лапата в сторону Лапата-Богаз

 Вид с вершины Лапата в сторону Лапата-Богаз

 

 

 

Ил.30. Блок фото с вершины Лапата (по сторонам Света).

 

 

Вернёмся с вершины Лапата на перекресток, с которого мы начали прогулку по яйле. Отсюда уже хорошо знакомая нам южнобережная тропа Лапата-Йол уходит по северным склонам через пер. Биюк-Езенбаш-Богаз (Биюк-Узеньбаш-Богаз). И дальше она называется иначе — Ямбеги-Йол.
Но по ней вы пойдёте уже без меня. В добрый вам путь!

 

Михаил Леонтьев (Татарин).
Одесса. 24.11. 2023 г.

 

 

 наверх

 

 

 

 

Прочитано 635 раз Последнее изменение Вторник, 04 июня 2024 08:42