Mobile menu

Главы из ненаписанной книги "Забытые тропы Крымского горного клуба".

 

 Главы из ненаписанной книги

 Главы из  ненаписанной книги "Забытые тропы Крымского горного клуба".  

  Глава 1. Год рождения -1890. Знамения.

 Январь 1890 г. в Санкт-Петербурге   начинался с холодов и бесснежья. «...В Питере погода аспидская. Ездят на санях, но снега нет. Не погода, а какой-то онанизм...». (Чехов А. П. Письмо Куманину Ф. А., 8 января 1890 г. Петербург).

 

Ил.1.1. Казанский собор.

 Ил.1.1. Казанский собор. (https://www.liveinternet.ru/users/2991253/post201611498/  СТАРИННЫЕ ОТКРЫТКИ С ВИДАМИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА)

 Но после праздника Крещения морозы отпустили и снега укрыли промерзшую столичную мостовую. Такой вот погодной аномалией начинался  тот знаменательный для русского туризма год – 1890.  Знаменательный  потому, что 25 января 1890 года Министерством внутренних дел Российской Империи был утвержден устав Крымского горного клуба (КГК), разработанный по образцу уставов  заграничных клубов членами-учредителями Крымского клуба ботаником  Ф. М. Каменским и геологом  Ю. А. Листовым.

Ил.1.2. Устав КГК

 Ил.1.2. Устав КГК (Мельников Н.П. Заметки об открытии КГК. 1891 г. стр.25)

 Современные исследователи  называют КГК  первой в России «жизнеспособной туристической организацией». [Непомнящий А. А. Очерки развития исторического краеведения Крыма в XIX – начале XX века. — Симферополь, 1998. — С. 189–198; Непомнящий А. А. Записки путешественников и путеводители в развитии исторического краеведения Крыма (последняя треть XVIII – начало XX в.). — Вып. 46. — К., 1999. — С. 73.] 

 А ведь тогда это событие для подавляющего большинства российской культурной общественности прошло почти незамеченным, хотя разумеется были и другие соответствующие Знаки Свыше. Например:

- именно в январе 1890 г. Антон Павлович Чехов собирается в свое дальнее путешествие на Восток.  «... Маршрут: река Кама, Пермь, Тюмень, Томск, Иркутск, Амур, Сахалин, Япония, Китай, Коломбо, Порт-Саид, Константинополь и Одесса. Буду и в Маниле. Выеду из Москвы в начале апреля...». (Чехов А. П. Письмо Чеховой М.П. 28 января 1890 г. Петербург);

Ил.1.3. Реконструкция маршрута Чехова.

 Ил.1.3. Реконструкция маршрута А.П. Чехова. (http://infojd.ru/ 07:43 / 09.02.2010 / Культура  МЕСТНЫЙ ХРАМ ПИСАТЕЛЯ-ИМЕНИННИКА. В. ДОРОШЕНКО.  Фото автора). 

- в феврале  1890 завершается  кругосветное путешествие репортера нью-йоркской газеты World Нелли БЛАЙ (Элизабет КОКРЕН), которая решила доказать, что женщины ни в чем не уступают мужчинам, и побить достижение героя Жюля ВЕРНА, совершившего кругосветное путешествие за 80 дней. Отправившись в путь 14 ноября 1889 года, она успешно справилась с задачей, потратив на достижение цели 72 дня 6 часов и 11 минут;

 Ил.1.4. Филеас Фогг и Нелли Блай

 Ил.1.4. Книжный герой Филеас Фогг и реальная Нелли Блай (https://steampunker.ru/blog/9336.html Блог им. leoklap  и https://ru.wikipedia.org/wiki/Блай,_Нелли)

 - в марте  английский пароход "Quetta" погибает  на рифе Йорк  у побережья Австралии. Число жертв составляет 124 человека;

Ил. 1.5. Гибель  п-да

 Ил. 1.5. Гибель  п-да "Quetta (https://www.flickr.com/photos/statelibraryqueensland/albums/72157664438612215)

 -в октябре  в горах Сьерра-Невада в долине реки Йосемити-крик основывается Йосемитский национальный парк площадью 304 тыс. га, в котором произрастают рощи тысячелетних секвой, нуждающихся в охране. 

Ил.1.6.  Йосемитский НП

 Ил.1.6.  Йосемитский НП  (http://kolobok23.ru/post241472822/ ЙОСЕМИТСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК)

 - в ноябре  22-летний наследник российского престола великий князь Николай Александрович, будущий император НИКОЛАЙ II, также отправляется в большое путешествие. Выехав из Гатчины поездом, через Польшу и Австрию, Николай прибудет в Триест и оттуда на русском фрегате "Память Азова" уйдет в девятимесячное плавание. (Он побывает в Греции, Египте, Индии, на Цейлоне, в Сингапуре и на Яве, в Сиаме, Гонконге, Китае и Японии. В Японии на него будет совершено покушение; АЛЕКСАНДР III примет решение прервать поездку и отозовет сына в Петербург);

Ил.1.7.  Маршрут Восточного путешествия  Цесаревича Николая Александровича

 Ил.1.7.  Маршрут Восточного путешествия  Цесаревича Николая Александровича (http://kfss.ru/content/vostochnoe-puteshestvie-cesarevicha-nikolaya-aleksandrovicha-ch1-1)

 Все выше приведенные и,  казалось бы, никак не связанные  друг с другом, факты, тем не менее, однозначно показывают сформировавшиеся к этому времени устремления человечества на познание окружающего  мира через путешествия, понимание необходимости защиты и сохранения природных ресурсов, с одной стороны, и, с другой стороны, указывают на необходимость создания организаций, обеспечивающих безопасность таких путешествий.

 Если бы мы умели оперативно читать эти Знаки-Знамения, то своевременно  поняли бы, что цели, оговоренные утвержденным в 1890 г. первым уставом  Крымского горного клуба, как-то:

1. Научное исследование Таврических гор и распространение собираемых о них сведений.                                                                                                                                               2. Поощрение к посещению и исследованию этих гор и облегчение пребывания в них естествоиспытателям и художникам, отправляющимся в горы с научной и артистической целью.                                                                                                                                                                                                                                                                    3. Поддержка местных отраслей сельского хозяйства, садоводства и мелкой горной промышленности.                                                                                                                   4. Охрана редких горных видов растений и животных

 - уже  были признаны  и показаны нам самим Создателем.  Поэтому деятельность Крымского горного клуба (КГК)   была однозначно обречена на успех до тех пор, пока клуб представлял собой общественную некоммерческую организацию, существовавшую материально за счет взносов своих членов, различных пожертвований, средств полученных от изданий трудов и,  в последнюю очередь, от проведения экскурсий. 

Как указывалось в первом Уставе клуба, членский взнос составлял 5 рублей, а единовременный - 2 рубля. Членами клуба могли стать лица независимо от места жительства: граждане любых городов и селении России, "достигшие совершеннолетия и по суду непорочные". (Записки Крымско-Кавказского Горного Клуба. Одесса, 1891-1917. 1891 № 1: I. Устав. - Протоколы и отчеты. - Список членов. - Список изданий.)

 Уже на втором году существования КГК насчитывал 302 члена из многих городов России и по одному представителю из Парижа и Штутгарта. Самым многочисленным было Одесское отделение - 122 члена, дальше следовали Севастопольское отделение - 61 член и Ялтинское - 52 члена. 25 членов насчитывалось в Петербурге, 13 - в Киеве, 6 - в Херсоне, 5 - в Харькове, 3 - в Москве и по одному-два члена в Екатеринославе, Владикавказе, Тифлисе, Самарканде и других городах. (Отчет о состоянии и деятельности Крымского горного клуба за 1891, 1892 годы).

 Таким образом,  изначально КГК представлял собой научное сообщество лиц, интересовавшихся географией крымских гор, историей полуострова, его флорой и фауной. Но вскоре, наравне с научной стороной его деятельности,  важное место стала занимать организация туристического процесса. (Именно организация процесса, а не бизнеса от этого процесса). 

С каждым годом масштабы экскурсионной работы клуба росли, а деятельность его совершенствовалась. За время существования клуба экскурсионными услугами Ялтинского отделения  клуба (ЯО) воспользовались, по официальным данным, более 140 тысяч человек, то есть один человек из каждой тысячи, населявших тогда Российскую империю. (Голоцван К.В. Крымско-Кавказский горный клуб // Историческое наследие Крыма. Симферополь, 2007. № 18. С. 157-187).

 Основатели Клуба прозорливо видели в краеведческом туризме больше, чем одни развлечения. Они справедливо полагали, что результаты научных исследований Крыма должны стать достоянием путешествующих, ибо воспитание подлинного патриотизма невозможно без знания своего Отечества. Вот почему они рассматривали туризм в первую очередь как фактор повышения образования по географии, истории, этнографии, естественным наукам. 

Важной составной частью пропагандистской деятельности клуба была охрана памятников истории и природы. Крымский горный клуб можно считать одним из первых, если не первым обществом, поставившим в качестве специальной, задачу сохранения памятников природы. Большую работу клуб проводил по сохранению исторических объектов. Члены Клуба изготовляли ограждения для археологических памятников Южного берега, принимались меры к охране Чатырдагских пещер, флоры и фауны Крыма. На заседании клуба заслушивались сообщения и о состоянии наиболее ценных архитектурных памятников полуострова. (Фоменко. Роль Крымского Горного клуба в истории отечественного туризма).

 Многосторонняя клубная деятельность по организации туризма и привлечению к нему широких масс имела явно выраженную демократическую направленность. Когда после событий 1905 г., в процессе которых в России чуть было, не случилась буржуазная революция,  начался период реакции, то большинство руководителей и активных членов КГК имевших либерально-демократические настроения подверглись гонениям от власти. Так, на всякий случай. Чтоб лишнего не трендели  и боялись. Некоторые из них  эмигрировали за рубеж. Другим был запрещен въезд в Ялту. Клуб практически был обезглавлен и всякая его деятельность прекращена. Но к лету 1908 г. политические страсти стали постепенно стихать, и в Ялту вновь потянулись отдыхающие. И опять появилась потребность в экскурсионных услугах Клуба. В этот период руководство Клуба захватила, воспользовавшись моментом безвластия, группа циничных и алчных деятелей, которых кроме наживы никакие научные интересы клуба не интересовали.  Доктор Ф.Д. Вебер, продолжавший руководить ЯО, был подвергнут их гонениям и голословным обвинениям в пособничестве террористам-революционерам. Он был вынужден уйти в отставку с поста руководителя ЯО.  Около 5 лет в ЯО Клуба не велась никакая научная деятельность, а лишь оказывались экскурсионные услуги  низкого информационного качества по очень завышенным ценам. Никаких экскурсий для учащейся молодежи или для учителей и творческой интеллигенции не было и в помине. Именно в эти годы новое руководство Клуба привлекло к проведению экскурсий в качестве гидов-проводников и одновременно  экскурсоводов (вместо подготовленных ранее представителей творческой интеллигенции) в  массовом количестве  полуграмотных южно-бережных татар и прочих ялтинских обывателей иных вероисповеданий, которые насочиняли массу небылиц и сказочек для своих информационно нетребовательных, но "жирных" клиентов. Часть из этих мифов и до сих пор живы, и на свободе. Типа зверского сожжения 300 –ста христианских мучеников  в пещере Иограф или существования засыпанного оползнями монастырского кладбища вокруг. Эти же гиды поощряли своих клиентов залазить на стены древнего храма-алтаря в пещере, позируя на фото. В результате такого варварского отношения ветхие стены древнего храма были полностью разрушены туристами. Об этом упоминает первая исследовательница Иографа, архелог Е.И. Висниовская в своих дневниках.  Это были самые позорные годы деятельности (вернее полной бездеятельности) ЯО Клуба.

И лишь после 1914 г. благодаря энергичным действиям ряда старых членов Клуба и новой творческой молодежи удалось отстранить эту алчную банду от руководства и восстановить  деятельность ЯО Клуба в прежних уставных рамках. Об этих сложных временах вскользь упоминает  Ф.Д. Вебер в своем докладе в Юбилейном Сборнике  в честь  25 -летия  основания  Клуба. Но время  для развития отечественного туризма в Крыму было утеряно безвозвратно. И более никогда клубная деятельность здесь уже не имела такого размаха, как прежде - до 1905г.  А потом наступил  черный для российской интеллигенции  год 1920-й. Власть в стране надолго захватили бандиты и убийцы, и Клуб умер окончательно...

«… В настоящее время в период общего озлобления и ненависти, когда народы проливают целые потоки крови…,   когда мир и тишина нарушаются пушечной пальбой, а воздух потрясается адским шумом и грохотом разрывающихся снарядов, когда вокруг неудержимо льются слезы, когда человеческие нервы достигли наивысшего напряжения и утомления, - следует обратиться к матери-природе.  Лишь она одна может дать должное успокоение и забвение… Читайте, господа, живые листы великой книги природы в непосредственном общении с нею. Такое чтение не может сравниться с мертвым текстом печатной книги. Ходите по горам…, старайтесь проникнуть в глубокие пещеры, описывайте свои наблюдения, впечатления, переживания, - вы (наверное) внесете что-нибудь в сокровищницу познания нашей великой родины. Жатвы много, - делателей мало!  "(Юбилейный сборник Крымско - Кавказского горного клуба / под. ред. Познанского. - Одесса, 1915. Председатель Клуба  Е. Ф. Молчанов. Наброски, стр. 65-67).

Ил. 1.8. Председатель Клуба  Е. Ф. Молчанов.

Ил.1.8. Председатель ККГК Е.Ф. Молчанов.

 

 Глава №2.  О роли и значении Ялтинского отделения Клуба  в его создании и деятельности.

 Ялтинскому отделению Крымского горного клуба  - ЯО КГК (в дальнейшем просто - ЯО)  заслуженно принадлежит авторство создания самого горного клуба и основное обеспечение его успешной деятельности на протяжении почти 30 лет.

Ил.2.1. Портрет  Ф.Д. Вебер -  одного из членов-учредителей  КГК

 Ил.2.1.  Портрет Ф.Д. Вебера - одного  из членов-учредителей КГК. (Юбилейный сборник ККГК под ред. Познанского. Од. 1915. Фотопортреты членов Клуба).

 В 80-х годах ХIХ в. по инициативе ялтинских врачей возник  Кружок любителей природы, горного спорта и крымских гор. Как позже рассказывал об этом  один из первых членов-учредителей клуба ялтинский врач  Фридрих  Данилович  Вебер –  «...в своих беседах (врачи) обращали внимание  на важное значение горных прогулок не только для укрепления организма, но и для предупреждения развития великого бича человечества – туберкулеза легких. К врачам вскоре примкнули местные педагоги, инженеры и прочие постоянные жители города  с их семействами... Учитывая громадное значение пешеходных экскурсий в гигиеническом и общеобразовательном значении не только для взрослых, но и для детского возраста, Кружок начал организовывать пешеходные экскурсии не только по окрестностям Ялты, но и по крымским дорогам вообще, переваливая по тропам… через Яйлу до Мангуп-Кале, Бахчисарай, мимо Ай-Петри,  а через Лесничество, Красный камень в Косьмо-Дамьян, а оттуда на Чатырдаг, через Таушун-Базар на Демерджи и обратно через Алушту, Кастеля, Аю-Даг, Артек,  далее через Мердвень...  Уркуста,  Скели и т.д... Эти экскурсии совершали члены Кружка и их семейства небольшими группами, к которым присоединялись часто и приезжающие и продолжались от 1  до 10 суток, так что их участники   познакомились с интересными  местами Крыма и собирали материал для составления целого ряда маршрутов для пешеходных, верховых и экипажных экскурсий…»

Ил.2.2. Юбилейный сборник Крымско-Кавказского горного клуба. Под ред. М.А. Познанского. Одесса. 1915. История развития и деятельности Ялтинского отделения Крымско-Кавказского горного Клуба.

 Ил.2.2. Юбилейный сборник Крымско-Кавказского горного клуба. Под ред. М.А. Познанского. Одесса. 1915. История развития и деятельности Ялтинского отделения Крымско-Кавказского горного Клуба.

 Постепенно круг любителей  походов увеличивался, и к концу 80-х годов ХIХ в. было решено организовать специальный туристический клуб по образцу западноевропейских альпийских клубов. Именно ялтинские врачи В. Н. Дмитриев,   Ф. Д. Вебер, Р. А. Прендель, председатель Таврической ученой архивной комиссии  А. Х. Стевен, геологи Ю. А. Листов, Г. Д. Романовский и др. выступили с инициативой создания такого горного клуба.

 Когда в 1890 г.  КГК  был наконец создан, тогда по инициативе доктора В.Н. Дмитриева ялтинский Кружок был реоганизован в отделение этого клуба.  ЯО КГК было официально открыто 23 апреля 1891 г. (Отчет о состоянии и деятельности Ялтинского Отделения Крымского Горного Клуба за 1891 год // Записки Крымского Горного Клуба. — Одесса, 1892. — Вып. 2. — С. 24.)

 Открыто  для того, чтобы содействовать развитию этого важного для России учреждения по богатой программе его задач и этим привлечь к участию не только жителей Ялты,  и южного берега Крыма, но и любителей природы и горного спорта всего культурного мира. 

«... На присланный нам, напечатанный устав, мы не обращали особого внимания, - через 25 лет вспоминал Фридрих Данилович о том времени, -   так как наш собственный устав Ялтинского отделения КГК был отпечатан в сердце каждого члена вновь открытого отделения...» Этот  «устав... был продиктован любовью к нашим горам, нашему Черному морю и прекрасным памятникам природы, истории и искусства, которые мы клялись хранить от варварских покушений. Воспитывали мы в этой любви и детей наших, которые с шестилетнего возраста пешком карабкались до вершины Яйлы, любя наши горы и нашу природу…». (Юбилейный сборник Крымско-Кавказского горного клуба. Под ред. М.А. Познанского. Одесса. 1915. История развития и деятельности Ялтинского отделения Крымско-Кавказского горного Клуба).

 Членами учредителями ЯО записались врачи: Дмитриев, Штангеев, Лебедев, Вебер, Иванов, Андрезен, Кольцов, преподаватели прогимназий Загордан и Васильевский, инженер Руценко, князья Мещерский, Гетманов, Чегодаев, Волконский, Глаголев, генералы Костенецкий и Защук, полковник Никольский и др. Потом примкнули Монкевич, Решетников и проч. Длительное время, до самой своей смерти в 1904 г., ЯО возглавлял большой энтузиаст экскурсионного дела врач Владимир Николаевич Дмитриев. 

ЯО никогда не отличалось многочисленностью, состояло всего из 50-80 человек, и только в 1913 году число его членов достигло рекордной цифры – 104 человек. Но именно это отделение впервые в России занялось широкой практической экскурсионной деятельностью и ее пропагандой в печатных изданиях, а также  организацией многочисленных туристских поездок в Крым, экскурсий в Крымские горы и по наиболее интересным местам крымского побережья.

«Так как о существовании Крымского Горного Клуба вообще и Ялтинского Отделения его в особенности было известно лишь отдельным спортивным кружкам и ученым сообществам, то Правление Отдела постановило печатать плакаты с изображением чатырдагского домика, с правилами пользования этим убежищем, программою многодневных экскурсий и указанием задач Крымского Горного Клуба вообще и Ялтинского Отделения в особенности, рассылать эти  плакаты и отчеты отделения по всем министерствам гражданским и военным учебным заведениям и в особенности медицинским обществам. Этим были открыты двери для великого всероссийского экскурсионного дела, которое имело (важное) значение не только для развития лечебных мест Южного берега Крыма, но и всей России». (Юбилейный сборник Крымско-Кавказского горного клуба. Под ред. М.А. Познанского. Одесса. 1915. История развития и деятельности Ялтинского отделения Крымско-Кавказского горного Клуба).

 С первого же года Крымский горный клуб приступил к собиранию данных по геологии, географии, флоре, фауне, этнографии, археологии и истории Крыма и поставил задачу начать издание этих материалов с целью популяризации Крыма как туристского района России. И уже в 1891 году увидел свет первый выпуск "Записок Крымского горного клуба", после чего они регулярно издавались в течение 25 лет.  (Усыкин Гр. Очерки истории российского туризма. ИТД Герда. 2000).

Ил.2.3. Записки КГК

 Ил.2.3. Записки КГК. (https://bidspirit.com/ui/lotPage/source/catalog/auction/3672/lot/83853/foo?lang=es 

 В те годы отправляться в путешествие по неизвестным горным тропам можно было лишь в сопровождении надежного проводника.

Обычно такими проводниками являлись местные жители – татары, неграмотные, часто плохо говорящие на языке экскурсантов, а также далекие от принятых европейских  норм вежливого общения.

Поэтому Клубом  был  издан  специальный Краткий русско-татарский словарь для экскурсантов. Одесса, 1891.

Ил.2.4. Краткий русско-татарский словарь. Первая страница.

 Ил.2.4. Краткий русско-татарский словарь. Первая страница.

 Понимая, что для дальнейшего развития экскурсионного дела необходимо большое число подготовленных экскурсоводов, Правление клуба начало с 1902 года подготовку руководителей экскурсий из числа школьных учителей. В июне 1902 года состоялась первая педагогическая экскурсия в Крым учителей Одесского учебного округа. Педагогические экскурсии Клуба стали еще одной действенной формой пропаганды туризма в России. Ведь в последующие годы участники этих экскурсий возвращались в Крым, но уже с десятками своих учеников, выполняя тем самым задачу Клуба "устремить русских туристов мощным потоком" в этот благодатный край». (Усыкин  Гр. Очерки истории российского туризма. ИТД Герда. 2000. КРЫМСКО-КАВКАЗСКИЙ ГОРНЫЙ КЛУБ. С.11 )

 Также Правлением  ЯО был разработан и создан ряд пешеходных троп для облегчения самостоятельных горных экскурсий. В окрестностях Ялты были  проложены однодневные и двухдневные  короткие пешеходные маршруты. 

Первой в их ряду в 1899 году появилась Штангеевская тропа, которая от водопада Учан-Су вела на хребет Яйлы через наиболее живописные участки южного склона Яйлы. Она имела протяженность более 8 верст и предназначалась для экскурсантов любой физической подготовленности, так как была столь полога, что даже люди, не привыкшие к горным прогулкам, свободно по ней поднимались. По всей тропе имелись знаки и надписи на камнях, указывавшие пройденное расстояние и  дальнейшее направление движения. Эта первая туристская тропа в России стала прообразом сегодняшних туристских троп, которые являются одним из действенных средств регулирования взаимоотношений между туристами и природой.

Вслед за Штангеевской тропой появилась Боткинская , созданная на деньги, пожертвованные почитателями покойного профессора Сергея Петровича Боткина. Эта удобная и интересная для прогулок туристов тропа из Ялты вела  к водопаду Яузлар, окрестности которого отличались густыми  сосновыми лесами, и далее соединялась со Штангеевской тропой. По всему пути Боткинской тропы были установлены указатели движения и скамейки для отдыха. Несколько позже появились еще две тропы, ведущие в горы, - Крестовая и Дмитриевская, вторая была названа в честь первого председателя ЯО горного клуба  В.Н. Дмитриева. Все эти туристские тропы  постоянно расчищались, приводились в порядок на  средства КГК. Все эти тропы были так надежно разработаны, что до сих пор верой и правдой служат для нужд туристического дела. (Усыкин Гр. Очерки истории российского туризма. ИТД Герда. 2000).

Для туристов, которые выбирали экскурсии КГК, его членами были подготовлены и специальные путеводители.  Например:

Ил.2.5.  Мельников Н. Крымский Горный Клуб. Путеводитель.  Одесса, 1891.

 Ил.2.5.  Мельников Н. Крымский Горный Клуб. Путеводитель.  Одесса, 1891. 

 По изданному членом правления КГК  Мельниковым Н.П. путеводителю, по признанию его автора,  можно было “лишь поверхностно ознакомиться с Крымом”. Основной интерес здесь представляет раздел “Литературные указания о Крыме”, где были перечислены краеведческие пособия и периодические издания, издававшиеся в это время  на полуострове.

Ил.2.6. Путеводитель по горам Крыма. Подробное описание пешеходных и верховых экскурсий. Издание Ялтинского отделения Крымского Горного Клуба. Составитель В.А. Меркулов. 1903.

 Ил.2.6. Путеводитель по горам Крыма. Подробное описание пешеходных и верховых экскурсий. Издание Ялтинского отделения Крымского Горного Клуба. Составитель В.А. Меркулов. 1903.

 Целью этого издания было предоставить туристам возможность совершать самостоятельные экскурсии без проводников  по Ялтинскому и Алуштинскому районам. В приложении к изданию турист мог найти 3 удобные  экскурсионные карты Южного берега Крыма с обозначенными на них маршрутами.

Путеводитель Меркулова предлагал подробное описание 18 маршрутов в экипажах и 50 пешеходных и верховых экскурсий по южному берегу Крыма, а также 13 круговых комбинированных поездок.

После выхода Путеводителя Меркулова, 10 декабря 1903 года на  заседании отделения физической географии  Председатель Русского географического общества  Шокальский Ю. М, давая рецензию на поступившие в географическое общество новые книги, отметил, что, “насколько ему известно, труд этот по оригинальности разработки является первым не только в России, но и за границей ”. (Известия Имп. Русского Географического общества, издаваемые под ред. секретаря общества СПб., 1865 - 1917. Т. 1-52. Т. 40. Вып. 1-5. 1904 / Под ред. А.А. Достоевского - Географическая литература по данным библиотеки ИРГО (январь-ноябрь 1904 г.)

 "... Неутомимый член нашего Отдела, Меркулов, который в течении четырех сезонов пешком обошел всю горную часть, весьма содействовал успеху научных экспедиций, в особенности пешеходных и верховых экскурсий; ...результатом его путешествий выработался прекрасный план большой части Крымских гор... Карта горной части Крыма была составлена Меркуловым так точно и умело, что при маневрах в Крыму войска пользовались ею... ». (Юбилейный сборник Крымско-Кавказского горного клуба. Под ред. М.А. Познанского. Одесса. 1915).

 Все экскурсии, которые провел  Клуб в Крыму, можно условно разделить на три категории - научного, образовательного и туристического характера.

Ученые и художники, участвующие в научных экскурсиях, получали бесплатные почетные билеты для проезда в экипажах КГК по назначенным маршрутам с тем условием, чтобы они предоставляли для Музея Клуба дубликаты предметов ими собранных и для библиотеки экземпляры своих печатных трудов об этих экскурсиях.  Музей КГК был организован  в Одессе еще в 1899 году. Тогда он состоял из шести отделов. В их числе: отделы альпинизма, ботаники, зоологии, минералогии и петрографии, этнографии, а также художественный отдел. 

В отделах музея насчитывалось 2190 различных экспонатов.  В 1914 году была основана музейная секция клуба, в распоряжение которой и перешел музей. Секция состояла из девяти отделов, в каждом из которых был свой заведующий. Задачи секции состояли в расширении и систематизации новых поступлений. (Смирнов В. И. Отчет о деятельности Крымско-Кавказского Горного Клуба за 25 лет своего существования (1890–1914 гг.) // Юбилейный сборник Крымско-Кавказского Горного Клуба 1890–XXV–1914 / Под ред. М. А. Познанского. — Одесса, 1915. — С. 38 - 45. Там же. — С. 31–36.)

 Особую заботу все отделения КГК проявляли об ученических экскурсиях. Уже на третьем году существования Клуба в "Записках" были обнародованы "Основания для организации ученических экскурсий в Крым...", первый параграф которых подчеркивал значение экскурсий для молодежи:

 "Развивая в молодежи пытливость ума и любознательность, они вместе с тем имеют гигиеническое значение, давая юношам возможность провести более или менее продолжительное время на чистом воздухе в гористых местностях, что вместе с передвижением по горам должно способствовать физическому развитию и укреплению организма".

По ходатайству правления ЯО для участников ученических экскурсий предоставлялось или бесплатное помещение для проживания в ялтинских школах, или крайне дешевое в некоторых гостиницах. Экипажи выделялись им по особо низкой цене, даже не покрывающей расходов клуба.

Надо заметить, что за эту работу администрация ЯО не получала никакого материального вознаграждения. Правление клуба, как писали в "Записках", вполне было удовлетворено "теми многочисленными лестными отзывами, которые давала признательная молодежь, оценивая вышеупомянутые услуги".

Особое значение придавалось развитию краеведческого туризма среди учащихся. Учитывая высокую стоимость экскурсий, клуб создал специальный «ученический фонд», средства которого складывались от публичных лекций и пожертвований и шли на материальную помощь юным экскурсантам. (Усыкин  Гр. Очерки истории российского туризма. ИТД Герда. 2000. КРЫМСКО-КАВКАЗСКИЙ ГОРНЫЙ КЛУБ. С.10. -Основания для организации ученических экскурсий в Крым, устраиваемых Крымским Горным Клубом // Записки Крымского Горного Клуба. — Одесса, 1892. — С. 11–14.) 

 Начиная с  1894 года Ялтинское отделение КГК начинает предоставлять туристические  услуги широким слоям публики, посещающей Ялту.

 В 1895 году в «Записках» клуба помещается первое расписание маршрутов; в дальнейшем его публикуют как в «Записках», так и во многих ялтинских газетах. Оно вывешивалось в здании ЯО и распространялось в специальных буклетах. В 1903 году в Санкт-Петербурге выходит  уже упомянутый выше Путеводитель пешеходных и верховых экскурсий (вместе с картами), составленный членом клуба В. А. Меркуловым.

 В отчете об экскурсионной деятельности за 1897 год Ф. Д. Вебер пишет:  «Многодневные и пешеходные экскурсии функционируют все еще довольно слабо, так как наша изнеженная публика все еще не может лишиться привычного комфорта и находит ночевку в какой-нибудь хижине или шалаше горного клуба на вершине Чатырдага слишком неудобной, также неохотно отказываться на несколько дней от обычного столования... В то время как туристы естествоиспытатели во всех частях света не считают ночевку под открытым небом чем-то особенно тяжелым».  (Экскурсии Ялтинского Отделения Крымского Горного Клуба в 1897 году // Записки Крымско-Кавказского Горного Клуба. — Одесса, 1898. — Вып. 4. — С. 13–14.) 

 Наиболее популярными туристическими маршрутами КГК были  однодневные экскурсии на Ай-Петри,  в Лесничество, Массандру, Никиту, по Штангеевской и Боткинской тропам, по маршруту Ливадия-Эриклик, а также к Иографской пещере.(Голоцван К.В. Крымско-Кавказский горный клуб // Историческое наследие Крыма. Симферополь, 2007. № 18. С. 157-187).

 За 25 лет деятельности клуб организовал 156 экскурсий, в числе которых было 20 научных, 43 образовательных и 93 туристических. (Смирнов В. И. Отчет о деятельности Крымско-Кавказского Горного Клуба за 25 лет своего существования (1890–1914 гг.) // Юбилейный сборник Крымско-Кавказского Горного Клуба 1890–XXV–1914 / Под ред. М. А. Познанского. — Одесса, 1915. — С. 15–19, 56).

 В последующие  годы во время первой мировой войны, несмотря на многочисленные трудности, усилиями ЯО экскурсионное движение не прекращалось. И в этом его большая заслуга, т.к. экскурсии не были пустым развлечением, а как бы "стабилизировали" общество, находящееся в тяжелом положении, способствовали сохранению научного и культурного потенциала Крыма (особенно это касается экскурсий для учащихся). Ведь экскурсии это не что иное, как один из методов познания, средство для умственного, духовного и физического развития человека.(Попов А.Д.  Культура народов Причерноморья. - 1998. - №5. - С.428-430. ЭКСКУРСИОННАЯ ЖИЗНЬ ЯЛТЫ НАКАНУНЕ И ВО ВРЕМЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ).

Ил. 2.7. Знак КГК

 Ил. 2.7. Знак КГК (http://crimeatime.blogspot.com/2013/07/blog-post_7.html ) 

 

 Глава 3. Неизвестный Меркулов и его любовь.

«… ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше…»  (Евангелие от Матфея, Глава 6,  стихи 19-21)

 В главе №2 я уже упоминал об издании в 1903 г. ЯО КГК  Путеводителя по горам Крыма, автором-составителем которого был  В.А. Меркулов. 

"Санкт-Петербургский столичный мировой судья, член ЯО КГК   Владимир Александрович Меркулов принес в дар Ялтинскому Отделению ценный труд - проект подробной карты части Крыма с обозначением всех пешеходных и верховых тропинок и объяснительным к ним текстом. Он употребил на это три летних сезона, лично пройдя все тропы."  (Записки Крымского Горного клуба. 1903. №5,6.)

 О личности самого Владимира Александровича Меркулова,  кроме того, что указывается в Сборнике статей  Топонимика Крыма 2011: Сост. Ю.А. Беляев.- Симф. Универсум. 2011. С.512: «…В.А. Меркулов был действительным  членом  Императорского Русского Географического Общества, а позже почетным членом Крымско-Кавказского Горного Клуба (и действительным членом Ялтинского отделения Клуба – прим. моё)…», я пока что знаю досадно мало.

 Для меня основным источником биографических сведений о Меркулове  стал сайт генеалогических исследований семьи  А. Новожилова и Н. Белозеровой, которых с  родом Меркуловых связывает очень дальнее родство. (http://novbelgen.net/). Поэтому сведений о личности  самого В.А. Меркулова там тоже  не много.

 Меркулов Владимир Александрович  (род. 04.04.1871 –  ум. после 1917 ?):

 Детство и юность:

- Родился:  РИ,  г.Тула. Отец – потомственный дворянин А.П. Меркулов.  Мать  - А .И. Ледерман ( в девичестве), нац. немка;                                                                                         - воспринят от купели Государем Императором Александром II (это воспринятие было виртуальным - все законно-рожденные дети потомственных дворян  считались крестниками Государя  Императора РИ);                                                                                                                                                                                                                                      - до 6 летнего возраста жил  в г. Тула в доме своих родителей. После смерти  отца в 1877 г. его  мать с детьми (4 брата и одна сестра) переезжает в Петербург.                              - в 1882 г. Меркулов поступает в Императорское Училище Правоведения. Одно из наиболее престижных высших учебных заведений дореволюционной России с 1835г. Училище было привилегированным закрытым учебным заведением уровня Царскосельского лицея. В него принимались до 100 сыновей потомственных дворян в возрасте от 12 до 17 лет. Училище было платным, но за обучение казённокоштных учеников плата вносилась казной. (https://ru.wikipedia.org/wiki/)                                                                                    - 1893 - окончил  Училище Правоведения 14 мая (54 выпуск). Получил чин Х-го  класса. Причислен к Министерству Юстиции. Все выпускники обязаны были прослужить 6 лет в учреждениях министерства юстиции. Окончившие училище с отличием, получали чины IX и X классов (титулярного советника и коллежского секретаря — соответствовали штабс-капитану и поручика армии) и направлялись преимущественно в канцелярии Министерства юстиции и Сената; прочие направлялись в судебные места по губерниям, в соответствии с успехами каждого. 

Служба  (несмотря на окончание Училища с отличием, Меркулов не остался служить канцелярии Минюста, а занялся юридической практикой):                                                       - 1893 – коллежский секретарь. Новгородский окружной суд. Судебный следователь  первого Уголовного отдела Валдайского уезда.                                                                           - 1894 – Виленский окр. суд, участковый мировой судья.  Тогда же  в связи с открывшейся хронической болезнью желудка и кишечника, просит перевести его на службу, не       требующую разъездов по уезду (прилагает справки от врача).  Сведений об удовлетворении просьбы нет.                                                                                                                         - 1896 – (повышение) титулярный советник.                                                                                                                                                                                                                                 - 1899 – (повышение)  коллежский асессор.                                                                                                                                                                                                                                - 1901 – увольняется со службы из-за тяжкой болезни жены - Ольги Иоакимовны (дев.Стальнова. 17.07.1873-? дочь Новгородского купца 1-й гильд). 

И хотя мне не известна их дата бракосочетания, но я уверен, что между супругами  была большая  и настоящая Любовь. Такое чувство, которое  приходит один раз и навсегда в жизнь очень немногих счастливчиков, которым  суждено его испытать в нашем грешном мире. Ради этого чувства  люди часто идут на огромные жертвы, бесповоротно изменяя себя и свою судьбу. И все их мирские дела отныне будут наполнены  светом этой Любви.

Как будет ниже показано, именно так поступил В.А. Меркулов – всю свою дальнейшую жизнь он посвятил борьбе за обеспечение здоровья своей любимой супруги. 

И даже, созданный  им за три  летних сезона  Путеводитель по горам Крыма для ЯО КГК, был  написан  и посвящен  (несомненно) его Любимой, которая  в этот период с 1901 по 1903 г.г. лечилась  в Крыму и вполне могла принимать участие в горных экскурсиях Клуба. А ее заботливый  муж  тогда же решил создать для неё   «… проект подробной карты части Крыма с обозначением всех пешеходных и верховых тропинок и объяснительным к ним текстом. Он употребил на это три летних сезона, лично пройдя все тропы…"  (Записки Крымского Горного клуба. 1903. №5,6.)

 Ил. 3.1. Экскурсионные карты Меркулова для Путеводителя ЯО КГК, 1903 г.

 Ил. 3.1. Экскурсионные карты Меркулова. (Путеводитель по горам Крыма. Подробное описание пешеходных и верховых экскурсий. Издание ЯО КГК. Составитель   Меркулов В.А.)

 - 1903 – восстанавливается на службе в чине надворного советника. Весьма вероятно, что в результате успешной южнобережной терапии у его супруги   была достигнута устойчивая ремиссия.                                                                                                                                                                                                                                                                     - 1903-1905 – СПб: столичный добавочный мировой судья, заведовал 8 мировыми участками. Однако постоянное проживание в СПб семьи Меркулова  вызвало очередное обострение болезни его жены, и она опять отправилась на лечение в Крым.  А ее муж перевелся по службе на Кавказ – все же отсюда ближе к Крыму, чем из столицы Империи.  В 1904 г. он издает  Путеводитель по горам Кавказа. (Указатель статей и критических отзывов, помещенных в «Записках Крымско Кавказского Горного Клуба» в течении 25 лет (1891-1915г.г.)

 - 1905 – участковый мировой судья Владикавказского округа. Вероятно слишком непреклонный и неподкупный. Потому что селении Алагир ночью на его дом напали осетины, разграбили и сожгли. Сам Меркулов успел выскочить через черный ход. После этого написал докладную, что не может больше здесь достойно выполнять свои обязанности. Постоянно просил направить его служить в Крым из-за болезни жены. Но его направляют служить  в Старорусский уезд Новгородской губ. Позже,  когда его жена отправляется на лечение в Швейцарию,  Меркулов снова возвращается на службу во Владикавказский округ. 

- 1908 – издает  новый  Путеводитель по Пятигорью. Пятигорск. (Указатель статей и критических отзывов, помещенных в «Записках Крымско Кавказского Горного Клуба» в течении 25 лет (1891-1915г.г.) 

Ил. 3.2. Путеводитель по Пятигорью. Обложка.

Ил.3.2. Путеводитель по Пятигорью. Обложка.

- 1910 – коллежский советник. Собственная хроническая болезень желудка и кишечника в совокупности с постоянными нервными стрессами по службе и переживаниями из-за здоровья  жены серьёзно портят его характер. Поступают жалобы на ведение им дел в суде:                                                                                                                                             – от доктора медицины Лянде: - " кричал, выгонял из зала";                                                                                                                                                                                                      - от осетин:  "... кричал, говорил, что если бы был наместником, то половину бы перестрелял, велел выводить их из зала, а если не будут выходить – рубить шашкой..."   (А что же осетины могли еще ожидать от Меркулова после их собственной попытки его убийства?)

 Жена продолжает лечение в далекой Швейцарии. Впрочем, там тогда лечили теми же методиками климатотерапии, что и в Крыму.  Хотя  в сочетании с минеральными водами, качественным питанием и режимом содержания  результаты были выше, но и значительно дороже. Настоящие бальнеологические курорты в РИ тогда лишь только начинали формироваться.

 - 1910 – издает  еще один  Путеводитель по В.-Груз. Дороге. Владик. (Указатель статей и критических отзывов, помещенных в «Записках Крымско Кавказского Горного Клуба» в течении 25 лет (1891-1915г.г.) 

Ил. 3.3. Путеводитель по В.-Груз. дороге. Обложка.

Ил. 3.3. Путеводитель по В.-Груз. дороге. Обложка.                                                                            

  - 1913 – (по непроверенным сведениям) издает  Путеводитель по Пицунде.                                                                                                                                                                        - 1913 – Меркулов увольняется со службы из органов юстиции. И, чтобы обеспечить лечение жены заграницей,  он занялся активной хозяйственной деятельностью, получив     должность Главного управляющего в имении графа Лорис-Меликова  «Сукко».

"...имение по наследству принадлежало …  графу  Тариэлу Михайловичу Лорис-Меликову, приютившему соплеменников (речь идет о массовой эмиграции армян из Османской Порты в конце 19 в. - прим. мое)... Сам граф проживал в Петербурге, а на хозяйство прислал Главного управляющего  В.А. Меркулова, который начал активно претворять в жизнь его замыслы. У подножия горы Лысая (Экономическая)… была построена графская экономия... Граф Т.М. Лорис-Меликов планировал создать в Сукко грандиозный курорт с хорошим лечебным пляжем и ботаническим садом, но этому помешала Первая мировая война и последующие революционные события. Возрождение курорта началось только в 1925 году...  До революции десятки переселенцев работали в имении графа Т.М. Лорис-Меликова, получая за свою работу жалкие гроши, оставаясь в массе своей неграмотными. Революционные события 1917 года жители Сукко горячо поддержали - никто больше не хотел работать на "живодёра" - Управляющего имением  В.А Меркулова..." (http://rezidentuytrish.forum2x2.ru/t45-topic  Форум жильцов Резиденции Утриш в Сукко).  Это последнее, найденное мною, документальное упоминание о личности  В.А. Меркулове. Весьма своеобразное эмоциональное содержание в духе агитки политпросвета времен военного коммунизма.

 В годы  Первой мировой войны Меркулов поступил добровольцем вольноопределяющимся в 22 Артиллерийскую бригаду.  Служил  бомбардиром, затем младшим фейерверкером. Уволен в запас прапорщиком полевой артиллерии.  Позже он вернулся на должность Управляющего имением в Сукко, где продолжал служить до 1917 г., когда "благодарные соотечественники" графа Лорис-Меликова  - армянские переселенцы в Сукко сочли хозяйственника Меркулова живодером. Интересно пересмотрели ли они свое мнение относительно условий  своей жизни до 17 г., когда после 1928 года их всех в добровольно-принудительном порядке "вступили" в колхоз и в большинстве своем обрекли на голодную смерть? 

 Какова была дальнейшая  судьба  самого В.А. Меркулова  –  никакой документальной информации у меня нет. Если его не убили  в Сукко в 17 г., то есть вероятность, что ему удалось  уехать в СПб к своим братьям Николаю и Александру, проживавшим там, на ул. Салтыкова-Щедрина, 32/34. 

О судьбе его младшего брата Александра известно, что в сентябре 1941 г. он был арестован в Ленинграде по ложному доносу и  расстрелян 2 октября 1941, как враг народа.   А вот было ли продолжение судеб у старшего брата Николая и у самого Владимира Меркулова, я этого не знаю. Но, так как нет сведений об их гибели на родине, то пока что еще остается ничтожная надежда на то, что братьям  удалось ускользнуть от развязанного  большевиками августовского террора  18 года  по отношению к лицам дворянского и офицерского сословия, и эмигрировать после окончания войны в Европу. Тем более что где-то там под мирным небом Швейцарии  В.А. Меркулова ждала его любимая и ненаглядная Олюшка.

Послесловие к биографии.

В 1908 г. был опубликован   «Иллюстрированный Практический Путеводитель по Крыму (17-е изд.) Григория Москвича.

Ил.3.4.  Путеводитель по Крыму  Г. Москвича, 1908 г. Обложка.

 Ил.3.4.  Путеводитель по Крыму  Г. Москвича, 1908 г. Обложка.

 Путеводитель Москвича был талантливым образцом  издания исключительно коммерческого назначения. 

«…К 1907 году путеводители Москвича продавались уже на всех вокзалах вдоль железной дороги от Санкт-Петербурга до Севастополя и Кавказа, на пароходах, у швейцаров  всех крымских и кавказских гостиниц, в магазинах Санкт-Петербурга, Москвы, Варшавы, Харькова, Одессы и других крупных городов империи…»  (статья Л. И. Лысовой "Неизвестные страницы жизни автора первого путеводителя по Крыму Г.Г. Москвича" https://cyberleninka.ru/article/n/neizv ... -moskvicha)

 И хотя этот  Путеводитель  был написан   уроженцем Ялты, профессиональным издателем путеводителей для туристов с 1888 г., хотя эпиграфом к нему были умные строки  - «Знание своего отечества необходимо каждому желающему с пользой  для него трудиться», но они не были  посвящены  любимой женщине, а – лишь любимому коммерческому проекту. Здесь  было место не для любви, а – только для практической  пользы. Поэтому  глава  «Окрестности Ялты»   без затей  была переписана из  Путеводителя ЯО КГК, 1903 г. (к сожалению, с многочисленными ошибками редактора или опечатками наборщика).

Впрочем,  сам автор Практического Путеводителя – Г. Москвич, все же  еще упоминает, что  «…Сборник, изданный в 1903 г. отделением клуба, послужил нам в значительной мере прекрасным материалом при описании окрестностей Ялты и маршрутов… Тропы и их описания на нашей «Пояснительной карте к экскурсиям по окрестностям Ялты» заимствованы нами из "Экскурсионной карты ялтинского района", составленной В.А. Меркуловым и приложенной к Сборнику Ялтинского отдел. Крымск. Горн. Клуба».

Ил. 3.5. Экскурсионная карта Москвича.

 Ил. 3.5. Пояснительная карта к экскурсиям по окрестностям Ялты. (Путеводитель по Крыму Г. Москвича, 1908 г.)

 А еще через 11 лет после публикации Путеводителя ЯО КГК,   уже в 1914 г. публикуется  Путеводитель «Крым»  Крымского общества естествоиспытателей и любителей природы под общей редакцией  К.Ю. Бумбера и др. 

 Ил. 3.6.  Путеводитель «Крым», 1914 г. Обложка.

 Ил. 3.6.  Путеводитель «Крым», 1914 г. Обложка.

 Во второй (справочной) части Путеводителя в V главе  в разделе Экскурсии из Ялты (стр.494) даны подробные описания  новых 27-ми  пешеходных маршрутов Секции пешеходных экскурсий ЯО (к этому времени уже) Крымско-кавказского  горного клуба. Маршруты  были подробно  описаны  с указанием  расстояния пути  в верстах.  Но при этом полностью отсутствовал хронометраж участков маршрута, старательно измеренный и указываемый Меркуловым. Прилагаемая к этому изданию топографическая карта была  вдвое мельче по масштабу и значительно хуже по качеству печати.

Ил. 3.7. Карта экскурсий из Ялты.

 Ил. 3.5. Карта экскурсий из Ялты. (Путеводитель "Крым". 1914 г.)

 Поэтому самостоятельная ориентировка  для путешественника была более затруднительная и неудобная. В этом издании фамилия Меркулова  уже не упоминается вовсе, он  уже  забыт окончательно.  Столь  быстротечной оказалась   земная слава даже для Действительного  члена  Императорского Русского Географического Общества и ЯО КГК,  и Почетного  члена  ККГК. 

 И, если сегодня имя Г.Г. Москвича  знакомо пусть узкому кругу научных работников и дотошных краеведов, если Путеводитель «Крым»    все же известен любознательному читателю благодаря его недавнему факсимильному переизданию компанией « Liberton» в изд. «Крымский писатель», то Путеводитель по горам Крыма ЯО КГК 1903 г., давно стал редчайшей антикварной книгой  огромной библиографической ценности, а имя его автора Меркулова В.А. казалось было забыто всеми и навсегда.

Ил. 3.8. Факсимильное издание  Путеводителя  «Крым».

 Ил. 3.6. Факсимильное издание  Путеводителя  «Крым». 

 Но теперь, после моего небольшого рассказа о  первом авторе  Путеводителя ЯО КГК и его карты пешеходных маршрутов,  у меня появилась  надежда, что  отныне каждый раз, когда вы будете  идти  любым из 50-ти туристических маршрутов, предложенных и описанных  Меркуловым (с любовью и для своей Любимой)  по тропам  горного Крыма, то  помянете  благодарностью  имя и молитвой душу этого человека. Для нас он должен восстать  из пепла забвения за благие дела его.

 Глава 4. Пятьдесят пешеходных маршрутов Меркулова – это  такая маленькая жизнь.

 «…Окрестности Ялты представляют весьма много интересного и столь прославленны в этом отношении, что каждый приехавший на Южный берег, стремится осмотреть все уголки этой прекрасной местности... В последнее время… получили весьма широкое распространение всякого рода экскурсии – экипажные и пешеходные… Пешеходные экскурсии, например, можно рекомендовать… большим любителям и записным пешеходам, и то с помощью одноверстной карты и подробных описаний пешеходных экскурсий, помещенных в... Путеводителе Крымского Горного клуба. Так как без них среди бесчисленного множества троп и тропинок... не трудно заблудиться...». (Гр. Москвич. Иллюстрированный практический путеводитель по Крыму. Изд. 17. Одесса, 1908. стр.178-179).

 Организация таких прогулок была одной из приоритетных задач ЯО Клуба. Экскурсии  ежегодно начинались со второго дня Пасхи и продолжались до 1 октября и далее, в зависимости от погоды. Не делая из этих прогулок особой доходной статьи, ЯО старалось их к тому же удешевить.  Для этого был  создан «Путеводитель по горам Крыма. Подробное описание пешеходных и верховых экскурсий. Издание Ялтинского отделения Крымского Горного Клуба.» Составитель В.А. Меркулов. 1903.

 Целью  издания было предоставить туристам возможность совершать самостоятельные экскурсии (без проводников)  по Ялтинскому и Алуштинскому районам. В приложении к изданию турист мог найти 3 удобные  экскурсионные карты Южного берега Крыма с обозначенными на них маршрутами (карты см. Гл. 3, ил. 3.1.)

Путеводитель Меркулова предлагал подробное описание 18 маршрутов в экипажах и 50 пешеходных и верховых экскурсий по южному берегу Крыма, а также 13 круговых комбинированных поездок. Поэтому я не шучу в относительно маленькой жизни. Посмотрите сами на один только перечень этих пятидесяти маршрутов:

1. С Севастопольского шоссе  на  г. Ай-Никола. 

2. Из Ливадийской слободки на г. Могаби и в Эриклик. 

3. От мостика на Исарском шоссе  к вдп. Учан-Су по руслу реки. 

4. От мостика на Исарском шоссе  к вдп. Учан-Су через Исар. 

5. С Исара к Пендикюльской шоссейной казарме. 

6. От казармы лесного объездчика  на Бахчисарайском шоссе  к Пендикюльской  шоссейной казарме.

7. От Пендикюльской шоссейной казармы  к Ай-Петринской шоссейной  казарме  мимо ск. Шишко. 

8. От Пендикюльской шоссейной казармы  на площадку ск. Пендикюль.  

9. От Ай-Петринской шоссейной казармы на вершину г. Ай-Петри. 

10. От Ай-Петринской шоссейной казармы  на вершину г. Бедене-Кыр. 

11. Штангеевская тропа от Учансуйской шоссейной казармы  через водопад на верхнее колено Бахчисарайского шоссе.

12. Штангеевская тропа от вдп. Учан-Су на площадку утеса Ставри-Кая и далее на яйлу к Ставрея-богазу.

13. Боткинская тропа от ворот усадьбы Банистера к водопаду Яузлар и на Штангеевскую тропу.

14. От фонтана около плантации Бялокура до ворот усадьбы Банистера для дальнейшего следования по Боткинской тропе. 

15. Узеньбашская вьючная тропа от фонтана Бялокура на яйлу через Иограф-Богаз.

16. Из Ялты до Аутской церкви через Аутку к фонтану Бялокура. 

17. Из Ялты по Каменоломной улице мимо плантации Минаса Фремича к Узеньбашской тропе на площадку выше Церковной земли.

18. С Каменоломной улицы кратчайший подъём к Узеньбашской тропе.

19. Пешеходный путь из Ялты через Эрлангеровский парк на дорогу у дома Минаса Фремича.

20. Из Ялты от Нового Собора на Узеньбашскую тропу.

21. Из Ялты от детского приюта на Узеньбашскую тропу. 

22. От Узеньбашской тропы к пещере Иограф.

23. От Узеньбашской тропы по яйле к Штангеевской тропе. 

24. Из Ялты в Лесничество через дер. Ай-Василь, через Баланын Каясы и ущ. Уч-Кош.

25. Из Лесничества через Кизил-Каянский богаз на яйлу к ущелью р. Авинда.

26. От начала ущелья р. Авинды по яйле к Джунын-Кошу.

27. С яйлы от Джунын-богаза в дер. Дерекой к кузницам. 

28. Тропа от Новых Массандровских подвалов в Лесничество.

29. Из Ялты мимо соборного кладбища к Дворцу в Верхней Массандре.

30. Тропа на скалу «Ура» в Верхней Массандре.

31. От церкви в Верхней Массандре на площадку  скалы  «Браво».

32. От церкви в Верхней Массандре к северо- восточному углу Верхнемассандровской каменной ограды. 

33. Из Лесничества к северо-восточному углу Верхнемассандровской каменной ограды. 

34. От северо-восточного угла Верхнемассандровской каменной ограды через Массандровский Богаз на яйлу к ущелью р. Авинды.

35. Из Гурзуфа по кордонной тропе к Никитскому училищу.

36. С Симферопольского почтового шоссе  от Кизилташской шоссейной казармы  в дер. Гурзуф. 

37. Куркулетская тропа от сторожки Раевского на вершину г. Аю-Даг.

38. С Партенитской экипажной дороги на Куркулетскую тропу.

39. От развалин крепости на Аю-Даге мимо развалин монастыря на Партенитскую экипажную дорогу.

40. От ущелья р. Авинда через Гаврель-богаз в Косьмодемьяновский монастырь.

41. Из Алушты по шоссе на вершину г. Кастель. А оттуда берегом моря в деревню Партенит.

42. Из Козьмодемьянского монастыря к Чатырдагским пещерам.

43. Из дер. Ангары к Чатырдагским пещерам.

44. С Симферопольского почтового шоссе у дер.Джолман через Биюк Янкой к Чатырдагским пещерам.

45. От Чатырдагских пещер на Эклизи бурун.

46. От Эклизи-Бурун в дер. Шуму.

47. Из Алушты через Кербеклы к Казак Алану для дальнейшего следования к Чатырдагским пещерам.

48. С Эклизи-Бурун через Ангара-Бурун на почтовое шоссе у Ангарского перевала.

49. С почтового шоссе у Ангарского перевала в дер. Демерджи.

50. Из дер. Демерджи в Алушту.

(В названиях географических объектов сохранена топонимика первоисточника).

Ил. 4.1. Описание маршрут №12. Штангеевская тропа от вдп. Учан-Су на площадку утеса Ставри-Кая и далее на яйлу к Ставрея-богазу.

 Ил. 4.1. Описание маршрута №12. Штангеевская тропа от вдп. Учан-Су на площадку утеса Ставри-Кая и далее на яйлу к Ставрея-богазу.

 Сейчас передо мной стоит очень сложная задача – доказать  вам, что большинством из пешеходных троп описанных Меркуловым можно  пользоваться до сих пор, если мы их сумеем найти. Потому что за прошедшие более чем 100 лет изменились не только названия географических объектов, к которым были привязаны входы на эти тропы, но изменился даже  рельеф местности за счет активного дорожного и жилищного строительства на ЮБК.

Но я очень постараюсь это сделать, потому что прогулки по старым горным  тропам – это увлекательнейшее занятие, позволяющее нам временно перенестись из нашего суетного ХХI века на сто с лишним лет назад, в то время, когда только зарождался отечественный туризм в Крыму. Представить себя крымскими первопроходцами, увидеть окружающий нас мир их глазами и прочувствовать на себе самом его изменения - почти что перевоплотиться наяву в туристов начала ХХ века.             

Итак, описания всех маршрутов пешеходных экскурсий в этой книге мною заимствованы из Путеводителя  по горам Крыма издания ЯО КГК 1903г.

Нумерация всех путевых точек, указанных в Подробных  описаниях маршрутов, соответствует номерам точек на экскурсионных картах Ялтинского и Алуштинского районов ЮБК, приложенных к Путеводителю Меркулова. Обратите внимание, что время прохождения каждого  маршрута в целом, и отдельных его участков,  вполне реальное, но предельно короткое.  Я лично выполнял хронометраж  всех, описываемых мною, троп Меркулова. Это время только непосредственного и очень быстрого движения пешком.  Вероятно, что автор-разработчик этих троп  - В.А. Меркулов был  очень подвижным и длинноногим  человеком с широким шагом. Поэтому нам, желающим предпринять лишь приятную прогулку по этим тропам, сопровождаемую  философскими размышлениями о суетности этого мира, следует сразу ввести поправочный коэффициент для времени прохождения. Полутора или двухкратный. Не менее.

 Учитывая огромные изменения в топографии ялтинского и алуштинского  районов, сооружение новых дорог и возникновение новых населенных пунктов или новой застройки  старых районов, а также разрушении ряда ранее существовавших объектов, использование для ориентирования на маршрутах оригинальных карт Меркулова – может быть проблематичным. Поэтому мне придется создать для каждого маршрута новую карту-схему, более соответствующую реалиям современной топографии.                              Маршруты пешеходных экскурсий  №№ 16 – 21 сейчас проходят (частично или полностью) по территории  новой городской застройки Ялты. Поэтому они представляют интерес в основном  лишь для истории краеведения.

 Также следует заметить, что в этих районах расположены два крупных заповедника – Ялтинский государственный  и Крымский Природный. Следуя  маршрутами Меркулова, надо учитывать, что современный проход через территории этих заповедников без соответствующего разрешения может быть или запрещен вовсе,  или ограничен лишь определенными тропами. В то время как в 1903 г. никаких ограничений для прохождения в этих районах туристских троп еще не было и на экскурсионных картах они показаны.

Ил. 4.2. Туристы КГК на вершине Чатыр-Дага . Почтовая карточка начала ХХ в.

 Ил. 4.2. Туристы КГК на вершине Чатыр-Дага . Почтовая карточка начала ХХ в.

 Глава 5. Путешествия начинаются с перевоплощения...

  «…По такому живописному краю как Крым можно рекомендовать все способы путешествий, но по горной части полуострова, где еще мало хороших дорог, дешевле, легче и удобнее всего путешествовать пешком... Этот способ передвижения предпочитается любителями природы,… он полезен… учащейся молодежи. Пешеходу доступны самые дикие и часто вместе с тем самые живописные места... Только ему доступны древний храм на мысе Аюдага и шпатовая жила на Кастеле…Прежде чем предпринять какую-либо экскурсию, следует составить предварительный маршрут, которого следует придерживаться. Маршрут должен быть составлен так, чтобы расстояние между конечными пунктами экскурсии однодневной не превышало 30 верст…  Полезно взять с собой компас и одноверстную топографическую карту (издание Главного Штаба), без которых в пасмурную погоду самый опытный и знакомый с местностью турист, может сбиться с пути, особенно во время тумана... Конечно, было бы гораздо спокойнее, а для некоторых гораздо приятнее путешествовать при условии, чтобы везде в сомнительных случаях были бы знаки или столбы с надписью, указывающей путь туристу.  К сожалению, это у нас не в обычае, а если кто-либо и сооружает подобные столбы, то другие их разрушают…».(Путеводитель по Крыму    А. Безчинского. 6-е изд. Москва, 1908 г. стр.229-231).

 Итак, ваше  перевоплощение в  первых путешественников по горному Крыму начнется  с осознания, что наши предшественники – туристы начала ХХ в., были очень хорошо физически подготовленными людьми. Не многие из вас сегодня способны  пройти за один день пешком более 30 км по сложно-пересеченной горной местности. Компас в кармане некоторые из вас имеют.  Но с туристической картой сейчас дело обстоит хуже, чем 100 лет назад. Масштаб 1 верста в одном дюйме примерно соответствует 394 м. в одном сантиметре. Такой крупномасштабной карты современному туристу не положено иметь. Зато многие из вас обзавелись GPS навигаторами и одновременно разучились работать и с компасами, и  с картой  вместе взятыми. Что же касается вандализма в отношении дорожных указателей, то это как про нас тоже сказано. Поэтому будем считать, что ваше духовно-интеллектуальное  перевоплощение в туристов начала ХХ в. уже успешно состоялось. 

Теперь перейдем к более материальным вопросам – переоденемся в обувь и платье, а также экипируемся  походным снаряжением более чем сто летней давности.  Однако. вам следует учесть, что на рубеже XIX и XX веков, когда прогулки и походы в горы получили в России самостоятельное оздоровительное и образовательное значение, специальной туристической одежды и снаряжения, для этих целей еще почти что не было. 

Если уже существовавшая тогда рабочая одежда была предназначена для выполнения определенных профессиональных операций, если военная форма (как и деловой костюм или униформа общественных организаций) кроме обеспечения  удобства для ведения боя или выживания в его условиях, должна   была формировать также иерархию в обществе, то в туризме мотивация занятий никогда не была рациональна, но - добровольна. Людей увлеченных туризмом объединяло любопытство к познанию определенных явлений, совместное переживание ощущений и выполнение некоторых общих действий. И эволюция одежды, в том числе ее главная знаковая функция, сигнал типа «Я СВОЙ», происходит тут  сама собой -  закономерно, логично, прогнозируемо. Но все это будет активно разрабатываться  лишь во второй половине ХХ века. 

А в его начале одеждой российских туристов и путешественников были в лучшем варианте  или охотничий костюм, или  военная  униформа, использованию которой  очень  способствовали, во-первых,  тот факт, что все известные русские географы были офицерами Генерального штаба, а во-вторых - многочисленные войны рубежа веков, в ходе которых  вырабатывался  стиль унифицировано-специализированной одежды  способствующей выживанию человека вне цивилизации или в условиях ее активного уничтожения им самим. 

 «… В приготовлениях в экскурсию, особенно пешеходную, большого внимания требуют обувь и платье… Следует запастись теплой одеждой, приспособленной к быстрым переменам температуры. Но надеть на себя следует костюм полегче, хотя и не слишком тонкий, легко проникаемый солнечными лучами. Всего практичнее серая или коричневая шерстяная ткань. Шляпу следует брать светлую, лучше всего легкую войлочную с неширокими полями, но не соломенную, через которую солнце слишком нагревает голову. Необходима резинка, придерживающая шляпу…» (Путеводитель по Крыму А. Безчинского. 6-е изд. Москва, 1908 г. стр.229-231).

 Для всех видов загородной деятельности, где загрязнения и контакт с агрессивной внешней средой были обычным делом, практичные европейцы  продолжали использовать охотничий  (норфолкский)  костюм, разработанный еще в 60-е гг. XIX в.  По легенде, такой костюм  впервые был опробован охотниками на уток в поместьях герцога Норфолкского; отсюда и название этой походной  верхней одежды. Его пиджак  шился  из крепкого твида, с тремя или четырьмя пуговицами, тканевым ремнем, который стягивался  по талии, складками для свободы движения и большими карманами, чтобы держать там патроны и провизию.  Чтобы избежать быстрого износа ткани на плечах и локтях, на эти области иногда нашивались специальные накладки из более плотной ткани или кожи. Пиджак такого покроя плюс широкие укороченные брюки-гольф, вязанные гетры до колена, крепкие кожаные ботинки на шнуровке и кепи с козырьком  составляли  целиком норфлолкский костюм.

Ил. 5.1.  Норфолкский пиджак или костюм

 Ил. 5.1.  Норфолкский пиджак или костюм.  (http://mytweed.ru/interesting-about-tweed/all-of-the-tweed-jacket/norfolk-jacket)

 Такой походный костюм европейского индпошива, разумеется, был не дёшев. Многие из экскурсантов КГК, которые выбирали для себя самостоятельные пешеходные экскурсии,  принадлежали отнюдь не к состоятельному имущественному классу, а как раз наоборот – это были небогатые представители разночинной интеллигенции, гимназисты, студенты, мелкие служащие, чиновники класса не выше VIII-го. Поэтому большинство из этого разномастного туристического люда никакой специальной походной одежды отродясь не имели, и ходили по маршрутным тропам в обычной городской одежде и обуви. Несомненными преимуществами в походной экипировке все же обладали учащиеся средних и высших учебных заведений Российской империи, которые имели форму полувоенного образца. Например, гимназисты летом носили льняные, а зимой - суконные гимнастерки или куртки, черные брюки и кожаные ботинки на шнуровке. Фуражки на зиму комплектовались теплыми наушниками. Кроме того, в морозы надевали башлыки из натуральной верблюжьей шерсти.

Башлык представлял собой съёмный  капюшон с двумя длинными концами, надеваемый поверх головного убора. При этом его концы можно было обматывать вокруг шеи как шарф. Название этого предмета произошло от тюркского слова «баш» - голова.  Суконный  башлык, заимствованный из национальной одежды горских народов Кавказа  и спасавший от дождя, снега, мороза, сырого и ледяного ветра, был отличным дополнением и  к  форме гимназистов, и к шинелям  чиновников, мотавшихся по служебным командировкам. Капюшоны в анораках современных туристов несомненно являются развитием функциональности тех башлыков.

«…В русских войсках он (башлык - прим. моё) введен был в 1862 г. и во время войны1877 - 78 гг. оказался настолько целесообразным, что стал испытываться и в  западноевропейских. Так, в1881 г. весь отряд французских войск, посланный в  Тунис, был снабжен башлыками…» ( Башлык // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907).

Ил. 5.2.  Башлык.

Ил. 5.2.  Башлык в армейском форме.

 В отличие от верхней одежды, военизированного образца, использование в качестве обуви для горных путешествий обычных армейских сапог, в которых (по свидетельству известного генерала А. А. Брусилова) к 1917 г. ходило чуть ли не все гражданское население России, не получило широкого распространения. Это было связано в основном с тем, что кожаные сапоги, во-первых, были достаточно тяжелыми и громоздкими,  во-вторых, к ним надо было долго привыкать и обнашивать, в-третьих, не фиксируя голеностоп, они не  защищали ногу от вывиха, а ступню и пальцы от ударов на бездорожье. Для этих целей куда более подходил так называемый «траншейный ботинок» из толстой кожи и на толстой подошве, который широко использовался  уже в годы  Первой мировой британскими, американскими, французскими и бельгийскими силами.  Такие «ботинки для путешествий» - англ. trekking boots, и  стали  позже прототипами первых трекинговых ботинок.

 «...Обувь должна быть разношена до начала экскурсии и приходится как раз по ноге. Лучше всего носить ботинки с крепкими подошвами, а для всадников, если нет ботфортов, надевать ноговицы (гамаши, гетры)...  Дамские туфли и прюнелевые* ботинки должны быть изгнаны... »   (*Прюнель – это плотная хлопчатобумажная, шелковая или шерстяная ткань – прим. моё). (Путеводитель по Крыму А. Безчинского. 6-е изд. Москва, 1908 г. стр.229-231).

Ил. 5.3. Туристские ботинки.

 Ил. 5.3. Туристские ботинки (фотография из экспозиции Музея горного туризма и альпинизма в Словакии).

 Особым преимуществом, которым могли  воспользоваться лишь туристы  КГК, было то, что для тщательно  разработанных однодневных маршрутов не требовалось иметь с собой группового  туристского снаряжения  для длительного жизнеобеспечения  типа  тяжелой палатки, объёмного спальника,  неудобных для переноски топора и пилы, громоздкой лопаты, примуса и топлива к нему и т.п. 

Все маршрутные тропы  КГК были тщательно разработаны,  некоторые  из них предназначались для экскурсантов любой физической подготовленности – столь пологи они были.  И уж никак по своему профилю и рельефу эти тропы   не относятся к высокогорным. Поэтому, тем более,  здесь не нужны такие предметы личного снаряжения, как кошки или  ледоруб или группового –  как веревка. Лишь альпеншток или крепкая палка-трость здесь  могли  быть в помощь.

(Для тех, кто абсолютно не в теме, напоминаю, что такое  «Альпеншто́к (от нем. Alpenstock — «альпийская палка») — применяемая при восхождении на горы палка длиной около двух метров, имеющая острый стальной наконечник (называемый «штычок») и иногда снабжённая темляком, страхующим его на руке.[1] Используется горными туристами; до 40-х годов XX века применялась и альпинистами… В настоящее время вместо альпенштока в основном используются треккинговые палки…» https://ru.wikipedia.org/wiki/). 

Я сам на протяжении многих лет своих походов по горному Крыму пользовался вместо альпенштока вот такой горной тростью, изготовленной мною из живой кизиловой ветки, рукоятки от бабушкиной палки, сплетенного из капронового шнура темляка, обтянутого кусочком кожи  и дюралевой трубки с закрепленным в ней закаленным штычком.

Ил. 5. 4.  Профессиональные альпеншток  и ледоруб (экспозиция выставки в музее Маунт Шаста Сиссон, Маунт Шаста Сити, Калифорния, США. Инструменты для скалолазания) и моя самодельная походная трость.

 Ил. 5. 4.  Профессиональные альпеншток  и ледоруб (фотография из экспозиции выставки в музее Маунт Шаста Сиссон, Маунт Шаста Сити, Калифорния, США. Инструменты для скалолазания и моя самодельная походная трость).

 В Юбилейном Сборнике Крымско-Кавказского горного клуба  посвященном 25-летию его деятельности, была опубликована вот такая карикатура  на очень замученного  туриста обвешанного снаряжением, как новогодняя ёлка игрушками.

Ил. 5.5. Турист. Карикатура

 Ил. 5.5. Турист. Карикатура из Сборника ККГК.

 Поэтому «… Не следует навешивать на себя много дорожных вещей,  это сильно утомляет. Самое необходимое из мелких принадлежностей – это: острый крепкий нож, небольшой моток шнура, иглы с нитками, спички, далматский порошок, медный татарский кувшин для кипячения воды и металлические эмалированные  стаканы. В медном кувшине можно заваривать чай. Нелишне захватить фонарь и свечи…» (Путеводитель по Крыму А. Безчинского. 6-е изд. Москва, 1908 г. стр.229-231).

 Я бы к этому перечню личного снаряжения  смело добавил набор для починки ботинок - безопасное шило, готовая к употреблению дратва, несколько толстых  иголок для кожи, небольшой моток толстых суровых ниток, кусок воска, пару запасных гвоздей с полукруглыми шляпками, несколько полудюймовых гвоздей, и несколько обрезков кожи. Взял бы  также пару запасных шнурков.  В 90-е годы ХХ в. я всегда брал в любой поход такой набор и неоднократно им приходилось пользоваться. Например, в 1996 г. на тур. стоянке Ай-Алексий мне пришлось заменить  обе подошвы на туристических туфлях одной из моих спутниц. 

Ил. 5.6. Сапожницкие работы на т.с. Ай-Алексий

Ил. 5.6. Сапожницкие работы на т.с. Ай-Алексий. 

«...Обязательно нужно запастись небольшой аптечкой, требуются: хинин, опиум, мятные, валерьяновые и гофманские капли, вазелин, бинт, английский пластырь, борная кислота... Во избежание заболеваний следует избегать плодов, в особенности не совсем спелых, всяких лимонадов, пива и больших количеств алкоголя...  Из провизии следует брать: жареное мясо, копченую колбасу, хлеб, чай, сахар, молотый кофе, соль, лимоны, сыр и сушеные плоды (винные ягоды, финики и  прочее). Из консервов самые удобные те, которые открываются ключом, таковы сардины и разные недорогие балаклавские и керченские маринады... Не мешает запастись шоколадом хорошего сорта... Незаменимые услуги оказывает в случаях крайнего утомления или простуды небольшое количество алкоголя, особенно же  - хорошего коньяку...» (Путеводитель по Крыму А. Безчинского. 6-е изд. Москва, 1908 г. стр.229-231).

 К счастью, за  сто лет физиология русского туриста абсолютно не изменилась. Разве что при необходимости вместо хинина  вы употребляете антибиотики, и (к сожалению ?)  вместо опиума – анальгетики. Также вы с удовольствием  вкушаете те же самые продукты, что и ваши предшественники. А вот употреблять меньше алкоголя до сих пор у многих получается с трудом. Тем более  что  в случаях крайнего утомления (а иной раз и без них), принимая его  внутрь,  вы ошибочно  предполагаете, что алкоголь в малых дозах  для вас полезен в любых количествах!

 Все это пусть и немногочисленное, и не слишком объёмное снаряжение,  провизию и теплую одежду про запас необходимо все же было нести на себе, желательно имея при этом свободные руки. Поэтому все передовые русские туристы начала ХХ в.  использовали для переноски грузов   и вещевые мешки (впервые были приняты на вооружение Русской императорской армии еще в 1869 году и применялись практически без изменения конструкции  до 2015 года), и заплечные армейские ранцы.  Но только их крымские коллеги  имели уникальную возможность погулять по клубным маршрутам и налегке. 

«Заметим еще, что во многие интересные местности, в зависимости от условий дорог, часть пути совершается в экипажах, а часть – пешком (или верхом). Такие короткие пешеходные экскурсии входят в маршруты Крымского Горного клуба. Поэтому… эти пешеходные экскурсии… мало утомительны...» (Гр. Москвич. Иллюстрированный практический путеводитель по Крыму. Изд. 17. Одесса, 1908. стр.182).

Ил. 5.7.  Вещмешок и армейский ранец.

 Ил. 5.7.  Вещмешок и армейский ранец.

 Вот и все, пожалуй, что требуется знать моим читателям для их успешного  духовно-интеллектуального и материального перевоплощения в образ туриста-экскурсанта Крымского горного клуба. Теперь вы все готовы ступить на его забытые тропы.  Счастливого вам пути!

Продолжение публикации ожидается.

 Михаил Татарин