Mobile menu
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show

Ил. 1. Крест ХХ в.

Ил. 1. Крест ХХ в.

 

Забытый Алупка-Исар – крупнейшее  укрепление ЮБК.
(Опыт моих ответов на ваши незаданные вопросы).

 

 Не менее двух десятков лет простоял на краю южного обрыва горы  Иссар или Крестовая (442,9 м)  над Алупкой самодельный железный крест,  грубо сварганенный неизвестно кем из нескольких кусков водопроводной трубы и обрубков арматурного прута. Этот крест был установлен на площадке бывшего триангуляционного знака.

 

Все это время никто не хотел задаваться «лишними» вопросами – кто его поставил, почему именно здесь, почему  именно крест ??? И т.д. Хотя эти вопросы были нужны. Самовольная установка любых сооружений на территории объекта культурного наследия не имеет права быть.

Разве что  автор книги «Крепости и замки Южного берега Крыма» А.В. Иванов, как-то вспоминая   ироническое замечание П.И. Кеппена по поводу установки еще в XIX в.  памятного креста над Алупкой: « Исчезла прелесть Магометова, и на ея месте водружен святый крест» (высказывание самого  И.В. Грозного), замечал, что     «… в известные времена кресты с вершин были удалены, и пейзаж от этого ничуть не пострадал. Однако, в последнее время, число желающих утверждать подобным образом свои религиозные воззрения вновь умножилось, что, естественно, не способствует гармонизации межнациональных отношений на полуострове…» ( А.В. Иванов. Крепости и замки Южного берега Крыма. Севастополь: Библекс тм, 2008.-288с., стр. 124).

Но, когда в мае 2018 г. группой оставшихся неизвестными (и безнаказанными!) пьяных местных вандалов этот крест был сломан и сброшен в обрыв, то почему-то сразу (казалось бы)  давно забытые вопросы приобрели актуальность и досужий интерес местных обывателей.  Шлейф домыслов и легенд вокруг этого памятника тянется давний и длинный.  И этому есть причины.

Не ставя перед собой специальной цели отвечать на любые вопросы, среди которых имеются и явно провокационные,  но (пользуясь случаем)  я попытаюсь внести ясность хотя бы по некоторым из них,  связанным с исследованием этого памятника и действительно достойных вашего внимания. 

«… Заметили ли Вы над Алупкой символ Христианства, крест белый, водруженный на высоте значительной, на скале отдельной от Яйлы?... Там в облачной стране некогда находилось одно из бо̍льших укреплений Южного берега… От Алупки до находящейся за крепостью, лесом поросшей лощины Исар-Арды-Дере, где посетители сходят с лошадей, едучи означенною на плане тропою, не более получаса пути. Среди сосен, имеющих при земле в объёме от 14 до 21 четверти, видны остатки разных построек…» (П. Кеппен. Крымский сборник. О древностях Южного берега Крыма и гор Таврических. СПтб. ИАН. 1837 г., стр. 192). 

(Используемая автором для измерения четверть  - старинная русская мера длины, в XIX веке уже вышедшая из употребления, соответствовала примерно 18 см.  Упоминаемые автором сосны могли быть в диаметре от 0,8 до 1,2 метра. Не так уж и много с учетом средней скорости нарастания древесины сосны на ЮБК!           Возраст тех деревьев мог быть в пределах от 100 до 300 лет).  

Я специально выделил жирным цветом букву о в слове "больших" из цитированного  мною текста Кеппена, на которую автор сам поставил ударение.                                 

Петр Иванович  Кеппен справедливо считал, что  Алупка-Исар -  самое большое укрепление на ЮБК. Того же мнения придерживаются и авторы известного Путеводителя по Крыму, 1883 г. Григорий Караулов и Мария Сосногорова (стр 157):

«…Крепость эту татары называют просто Алупка-Исар. Сколько можно судить по ея остаткам и следам теперь, она была обширнее   прочих южнобережских и заключала внутри, за своими стенами, несколько разных построек. Стены крепости были кладены на извести… Это опять свидетельствует о построении крепости в эпоху греко-византийскую…»

Действительно, площадь укрепления Алупка-Исар - весьма солидная (как для исара ЮБК) – почти 2,5 Га. Общая длина оборонительных стен была около 600 м. 

(Для сравнения, площадь укрепления Лимена-Кале на г. Кошка  – 1,2 Га, а общая длина оборонительной стены не более 170 м.  Площадь верхнего укрепления Биюк-Исара над с. Оползневое примерно такая же.  Но вот оборонительных стен там вообще не было в силу неприступности отвесных обрывов самой скалы).

Так  с легкой руки (а точнее - мысли)  Олега Ивановича Домбровского, написавшего, что:  «…Широко известное средневековое городище (второй Биюк-Исар) близ Алупки на г. Крестовой возвышается…» (О.И. Домбровский. Средневековые поселения и «исары» крымского южнобережья. Сборник статей. Феодальная Таврика. Материалы по истории и археологии Крыма. АН УССР. Ин-т археологии. НД. К-1974., стр.31)  это укрепление  вполне заслуженно получило свое второе название. Хотя по своим размерам оно могло быть и первым.

В связи с тем, что в XIX веке в Алупке была  крымская резиденция Новороссийского Генерал-губернатора графа М.С. Воронцова, то эта маленькая деревушка тогда стала  центром культурной жизни ЮБК в отличии от еще  пребывавшей в запустении и забвении  соседней Ялты.     Возвышавшиеся над Алупкой на почти полукилометровой высоте руины крепостных стен (естественно) привлекали внимание многих научных исследователей или просто досужих путешественников и экскурсантов. 

Впрочем исторические представления  любопытствующих дилетантов того века в основном основывались  на сочинениях античных географов и драматургов и поэтому у них преобладал интерес к античным памятникам и вера, что вот именно «здесь был грозный храм», где кровожадные дикари-тавры убивали беззащитных греческих путников типа Ореста и Пилада.

Первый глазомерный план Алупка-Исар был составлен  по личному распоряжению  М. С. Воронцова и позже опубликован П.И. Кеппеном в  его Крымском сборнике.

 Ил.2. План Алупка-Исар. Кеппен. 1837г.

Ил.2. План Алупка-Исар. Кеппен. 1837г.

«…Внутри крепостной ограды находятся явные следы прежних строений. Так, например, в углу В стояло четвероугольное здание, вероятно, башня, имевшая в длину и ширину по 4 аршина. Далее от В к А после 18 шагов простой стены, видны квадратные фундаменты, коих три состоят в общей связи…, за сим опять промежуток в 4 шага, и опять пристенной постройки. По линии от В к С, после 80 шагов, видны… основания четвероугольной постройки… Вход в крепость, я думаю, находился по линии АВ… в 76 шагах от края скалы…» (П. Кеппен. Крымский сборник. О древностях Южного берега Крыма и гор Таврических. СПтб. ИАН. 1837 г., стр. 197).

На этом же плане точкой F был обозначен и «поставленный ныне на крепостной скале трехсаженный деревянный крест».  

(Более чем шести метровой высоты деревянный крест  – вот это  действительно был   сакральный знак – символ Христа, пришедшего здесь на смену языческим богам задолго до Магомета. Та же  жалкая ржавая конструкция ХХ в., разрушение которой нынче вызывает столько обывательских пересудов, могла быть лишь символом раздора между народами).

При этом в тексте Сборника не уточняется, почему именно в точке F (см.  Ил.2) был установлен крест. Однако, принимая во внимание исследовательскую точность авторских описаний, можно предположить, что П.И. Кеппен сам видел (или ему указывали) в этом месте на имеющиеся признаки бывшей  храмовой постройки. 

Таким образом, уже в  XIX веке просвещенные ученые умы  понимали, что Алупка-Исар представляет собой самое крупное южнобережное средневековое укрепление греко-византийской эпохи.  Дополнительным фактором значимости этого укрепления может быть  «… превосходная в своем роде древняя дорога… Первое, что в бросается в глаза, это ее внушительные… крепиды… Дорогу… между скалами некогда перекрывала массивная стена…»  ( А.В. Иванов. Крепости и замки Южного берега Крыма. Севастополь: Библекс тм, 2008.-288с., стр.126). 

 Ил.3. Древняя дорога на Алупка-Исар.

Ил.3. Древняя дорога на Алупка-Исар.                    

Однако сам П.И. Кеппен ошибался в другом – он видел в многочисленных южнобережных укреплениях некую единую фортификационную систему искусной обороны, начало создания  которой якобы было положено еще во времена правления византийского императора Юстиниана I (сер. VI века), не понимая, что все эти сооружения (действительно происходящие из одной эпохи средневековья) в большинстве своем создавались в разные века и для различных целей, отнюдь не всегда связанных с активной обороной своей территории.                                              И никакой логической коммуникации или связи между этими укреплениями скорее всего не было и быть не могло, потому что их обитатели пуще чем далекого внешнего врага, правильно опасались завистливого и жадного (но более сильного) соседа. Факты таких грабежей на «коммунальной кухне» средневекового Крыма исторически известны и археологически доказаны. 

Полномасштабные  исследования  отдельных крымских укреплений начали выполняться лишь на рубеже  XIX - XX вв.  И Алупка-Исар в их число тогда не попал. К середине ХХ века из политических или иных объективных причин (войны, репрессии, эмиграция) научный потенциал отечественных историков и  археологов заметно снизился. 

«…С именами исследователей В.Н. Дьякова, П.Н. Шульца и ряда их последователей был связан новый «откат» в древность. На Южном берегу некоторым виделся Таврический лимес – система укреплений, созданная римлянами на рубеже нашей эры по образу и подобию укрепленных линий на границах Римской империи. По другой теории, едва ли не большинство здешних крепостей были некогда основаны аборигенами-таврами в качестве опорных пунктов и убежищ в борьбе против экспансии греков и позже римлян…, нужны были какие-либо укрепленные пункты, на которые тавры могли бы в своей справедливой борьбе опереться… Случается, что на какое-то время факты поддаются под напором теоретических построений…»       (А.В. Иванов. Крепости и замки Южного берега Крыма. Севастополь: Библекс тм, 2008.-288с., стр. 10 и 115).

Так, например, историк-краевед Г.А. Никитин  в 1957 г. публикуя в Сборнике История и археология древнего Крыма свою статью «О древних памятниках на горе Крестовой», утверждал, что «…Среди деревьев и кустарников хорошо видны остатки древних каменных сооружений…площадка ограничена остатками оборонительных стен… Они сложены из рваного камня насухо… Одна из наиболее крупных наружных «башен» в северо-западном углу… сложена из громадных глыб ( что характерно для кладок каменных сооружений тавров)…В западной части площадки сохранилась стена меньших размеров, верхняя часть которой, судя по признакам известкового раствора более позднего происхождения… Можно предположить, что… имелось укрепленное таврское поселение…, которое было позже использовано для средневековой крепости» (стр.330-332). 

Все это звучит уже  как доказанное таврское ( почти что рабоче-крестьянское!) происхождение, и до сих пор, к сожалению,  все эти байки продолжают тиражироваться и распростаняться в дешевой псевдо-популярной литературе.      При этом почему-то напрочь умалчиваются или забываются результаты единственного комплексного обследования с топографическими съёмками, зачистками и шурфовками, выполненного летом 1959 года отрядом археологической экспедиции О.И. Домбровского, которым тогда руководил молодой ученый-геолог     Л.В. Фирсов. По воспоминаниям знавших его друзей – личность исключительно не ординарная, человек необыкновенно широких интересов и эрудиции.

Как сдержанно напишет позже в своей статье «Средневековое укрепленное поселение на Крестовой горе близ Алупки», опубликованной в 1967 г. в мало кому теперь известном (кроме специалистов)  сборнике «Записки одесского археологического общества»,  т. II (35), сам Л.В. Фирсов  -  работы «…проводились по указанию и поручению П.Н. Шульца…»  тогдашнего начальника Тавро-скифской экспедиции.  

Археолог и искусствовед Павел Николаевич Шульц действительно был ведущим специалистом в области скифско-сарматской культуры.  Но вот созданная по его инициативе в 1945 г. Тавро-скифская  экспедиция  -  это уже было детище и продукт  большой политики той эпохи. 

 Первой ее целью  было доказательство  высокого уровня развития местных крымских племен (тавров и скифов) в противоположность пришлым готам, чтобы развеять основательность территориальных претензий Гитлера на Крым, как на исконно германскую территорию.

Позже под удар вместе с ни в чем не виновными  готами, которые никогда не были предками древних германцев, попали и другие  народы, включая крымских татар:

«…Крым – солнечная здравница Советского Союза, один из богатейших исторических заповедников нашей страны, распродавался космополитами разного толка оптом и в розницу и римским оккупантам, и готам, и генуэзцам, и татарам, и  туркам, и немцам…» (из выступления самого            П.Н. Шульца на заседании ИИМК, посвященного борьбе с космополитизмом в истории, 29 марта 1949г.)                                                                                            

Однако, Л.В. Фирсов «…не отступил  под давлением авторитета П.Н. Шульца, однозначно доказав средневековую датировку исаров ЮБК, выявив здесь типичные для средневековья строительные приемы и подтвердив это находками соответствующего археологического материала…» (А.В. Иванов. Крепости и замки Южного берега Крыма. Севастополь: Библекс тм, 2008.-288с., стр.11).

Не будем здесь задумываться,  сколько  лет жизни или  здоровья эта борьба могла стоить самому  Л.В. Фирсову, рано умершему в 1981 г. в возрасте 55 лет, лучше вернемся к разгаданным с его помощью тайнам Алупка-Исара:

«…Оборонительные стены… опоясывают плато горы с трех сторон, четвертая сторона защищена стенами лишь частично… благодаря скальным обрывам. Две поперечные стены делят плато горы на три участка, возвышающиеся друг над другом с юго-запада на северо-восток в виде террас… Господствующее положение занимает цитадель площадью 0,15 Га, с трех сторон ограниченная обрывами… Вторая терраса представляет собой предполье цитадели… Рельеф плато здесь имеет ряд непроходимых рубежей в виде расселин… Площадь второй террасы около 1.35 Га. Третья, нижняя, терраса площадью около 1 Га огорожена стенами с четырех сторон… стены сильно разрушены… были возведены на скальном основании с тщательным учетом особенностей микрорельефа плато. Они возвышались… в среднем на 3,5 м… Для возведения стен и жилых построек были использованы глыбы известняка местного происхождения… В строении VI  в цитадели обнаружено несколько глыб… известкового туфа явно не местного происхождения… Здесь же,  в кладке стен… найдено два… обломка диабазового порфирита… Приблизительные расчеты показывают, что для возведения оборонительной системы было использовано около 4000 куб. м. камня и около 500 куб. м. известково-гравийного раствора… комплекс гончарной керамики… датирует это поселение VIII-IX вв…» (Л.В. Фирсов. Средневековое укрепленное поселение на Крестовой горе близ Алупки. Сб. «Записки одесского археологического общества»,  т.II (35), О. 1967. стр.214-227).

 Ил. 4. Укрепления Крестовой горы (схема из статьи Л. В. Фирсова)

Ил. 4. Укрепления Крестовой горы (схема из статьи Л. В. Фирсова)

Я дополнительно обозначил на  этой схеме  точки расположения памятных крестов ХIХ и ХХ веков. Можно видеть, что  крест ХIХ в. был установлен  на самом высоком юго-западном мысе  второй террасы, рядом разрушенной  постройкой XV (по нумерации Фирсова), руины которой Кеппен мог видеть и принимать за остатки храма. Почти все остальное пространство второй террасы было практически свободным застройки, что мне кажется весьма странным,  при том, что  третья (самая низкая) терраса была (наоборот) очень плотно застроена. По данным Фирсова общее количество домов тут могло быть более 45 - 50. Мне представляется, что население  средневековой Алубихи по каким-то причинам отказывалось селиться рядом с расселинами, ведущими  в подземные полости (которые могли использоваться и в качестве каменоломен для добычи строительного камня). 

Находка в цитадели  в кладке стен строения VI  нескольких обломков туфа и порфирита  позже дали основания увидеть в нем руины гарнизонного храма. Но в упомянутой статье 1967 г. по результатам раскопок Алупка-Исара ее автор  почему-то ничего не указывает ни о предполагаемой локализации храмовых построек в пределах укрепленного христианского поселения, ни о местонахожденииего  некрополя. Можно лишь предположить, что эти ответы  уже слишком  далеко выходили за рамки конкретных задач отряда Фирсова – обнаружение таврского могильника в долине Исар-Арды-Дере и (соответственно) получение доказательств существования здесь же таврской крепости, поставленных перед ними  П.Н. Шульцом.                                                         

Но Л.В. Фирсов полностью «провалил» возлагаемые на него надежды руководства Тавро-скифской экспедиции. Может быть, именно поэтому подробная 78-ми страничная рукопись его полевого отчета с 46-ю рисунками и 40 фотографиями была навсегда похоронена в бездонных архивах Института археологии АН СССР, а результаты этого интереснейшего исследования были изложены лишь в очень скромном по объёму публикаций сборнике Одесского археологического общества и лишь  8 лет спустя. 

Выводы, сделанные Л.В. Фирсовым по полученным результатам, были уничтожительным приговором как для сторонников  политических теорий римской экспансии,  так и бредовых идей  таврского народно-освободительного движения:

1.Нет  ни малейшего намека на существования таврского некрополя в лощине Исар-Арды-Дере. 

2.Получена абсолютная констатация факта полного отсутствия римских остатков в культурном слое укрепления Крестовой горы.

3.«…все что стоит над землей, - это, безусловно, средневековье, причем далеко не раннее, но встречается и немного археологического материала, относящегося к I тысячелетию до н.э. Т.е., возможно, эта скала могла служить убежищем немногочисленному населению округи. Но никаких искусственных сооружений этой эпохи там нет». ( А.В. Иванов. Крепости и замки Южного берега Крыма. Севастополь: Библекс тм, 2008.-288с., стр.130).

Впрочем, на этом этапе изучение Алупка-Исар не только не закончилось, но и поставило перед его исследователями ряд новых вопросов, в большинстве своем так и оставшихся без ответов (хотя для их поиска в 60-70-е гг. ХХ в. здесь еще поработали двое очень серьёзных специалиста-археолога - А.Л. Якобсон  и            О.И. Домбровский.   Но по результатам их исследований этого памятника была лишь уточнена верхняя граница его существования в качестве укрепленного городища сельского типа – XII – XIII век. Ими же было также подтверждено, что «…в центральной части цитадели видны развалины небольшой церкви…» ( Мыц В.Л. Укрепления Таврики  X-XV вв./АН УССР, К. 1991. Алупка-Исар. стр. 143).

Эти вопросы (с моими небольшими комментариями) я оставлю вам на "закуску" для собственного размышления на досуге:

1.Для какой цели был построен Алупка-Исар? Если его рассматривать в качестве личного замка местного феодала, то он слишком большой. Если это укрепленное селище с постоянным населением, то (наоборот) – он слишком маленький.          Алупка-Исар также  не мог быть городом-крепостью – его  оборонительные сооружения слишком слабые, чтобы выдержать длительную осаду. Также абсолютно не решен вопрос с водоснабжением и сохранением пищевых запасов для населения и гарнизона. И (тем более) Алупка-Исар не был укрепленным монастырем.

2. Под защитой стен этого укрепления жизнь продолжалось около 500 лет - здесь сменилось не менее 2-х тысяч поколений. Где могли быть упокоены их души, где их некрополь?

3.Как и когда Алупка-Исар прекратил свое существование? При его раскопках не было обнаружено мощного слоя пожара или разрушений, обычно сопутствующих гибели укрепления в результате боевого штурма. Создавалось впечатление, что он был просто оставлен своими жителями подобно укреплениям Медведь-горы.

4.«…Особый интерес вызывает внутренний жилой комплекс нижней террасы. Ряд факторов указывает на его преднамеренное уничтожение… Этот комплекс является…  более ранним, чем пристенные комплексы на данной террасе укрепления…» (Л.В. Фирсов. Средневековое укрепленное поселение на Крестовой горе близ Алупки. Сб. «Записки одесского археологического общества»,  т.II (35), О. 1967. стр.227). 

Внутренний жилой комплекс нижней террасы представлял собой основной «жилой микрорайон» Алупка-Исар. Его разрушение сделало бы бездомными большинство семей укрепления. В чем был смысл или причина его уничтожения?

5.Но, может быть, самые  интересные вопросы, так и оставшиеся  без ответов, возникли при исследовании северной лощины Исар-Арды-Дере, где                          «…предполагалось месторасположение таврского могильника, погребения которого перекрывались каменными кучами…». Всего было нанесено на план 36 куч, часть из которых была раскопана и детально осмотрена. «…Размер куч колеблется от 2,5х2,5 м. до 8х11 м. и высота от 0,5 до 1,5 м… Во всех случаях… в центре куч обнаружены… крупно-глыбовые  выкладки размером 2х2 метра… Ни малейшего намека на погребения обнаружено не было. Аналогичные кучи часто и в большом количестве встречаются в других пунктах побережья. Их назначение остается неясным…» (Л.В. Фирсов. Средневековое укрепленное поселение на Крестовой горе близ Алупки. Сб. «Записки одесского археологического общества»,  т.II (35), О. 1967. стр.227).

 Ил.5. Лощина Исар-Арды-Дере

Ил.5. Лощина Исар-Арды-Дере

 

Когда-то многодостойный П.И. Кеппен, завершая XXXII главу своего Крымского сборника, посвященную описанию Алупка-Исар, мечтал, чтобы кем-нибудь был издан прекрасный вид «…крепостной скалы, за коей над облаками возвышается дивный Ай-Петри…» (П. Кеппен. Крымский сборник. О древностях Южного берега Крыма и гор Таврических. СПтб. ИАН. 1837 г., стр. 198).  Выполняю его желание:

 Ил. 6. Дивный вид на Ай-Петри

Ил. 6. Дивный вид на Ай-Петри с цитадели Алупка-Исар.

                                                                                                                Михаил Татарин.

 

Новые публикации

Акра — затонувший античный город Боспорского царства. Соленые озера Яныш и Балчик-коль. Керченский пролив, район поселков Заветное и Набережное

Акра — затонувший античный город Боспорского царства. Соленое озеро Яныш

К северу от мыса Такиль, у поселков Заветное и Набережное на побережье Керченского пролива выходят 2 балки устьевы части которых пещными пересыпями превратились в соленые озера: южное Балчик-коль (название по схеме И. Белянского) и северное — Яныш в устье балки Чикграл-джилга (Чокграл-джилга). Геология последнего отличается от большинства соленых озер Крыма ввиду того, что отделяющая его от моря полоса земли на большом протяжении является материковой скалой.

Подробнее...

Опук – Яковенково – Кызаульский маяк. Крымское черноморское побережье Керченского полуострова

Опук – Яковенково – Кызаульский маяк. Побережье

К востоку от горы Опук дугой протянулся гигантский, длиной 10,5 км, пляж из мягкого, мелкодисперсного «золотого песка» с умеренными глубинами возле берега. Строго говоря, восточный край этого побережья (последние 2,5 км возле оползней района Кызаульского маяка) пляжем является не везде, но в остальном ширина полосы песка этих мест колеблется от 10 метров минимум и до 50.

Подробнее...

Улаклы – Балта-чокрак. Куэста между Бахчисараем и Скалистым (Бодраком). Район Глубокого яра

Бектемир-Кая

Цепочка «пещерных городов» и других смежных им достопримечательностей Крымского северо-западного предгорья прерывается восточнее Бахчисарая, в промежутке между ним и самым северным «пещерным гордом» Крыма Баклой. Но на самом деле и в этом отрезке присутствует целый ряд объектов как зрелищного, так и познавательного, исторического, характера, укладывающихся в единую экскурсионную прогулку, маршрут которой можно увязать как с Бахсчисараем, так и с Баклой.
Достопримечательности этого района делятся на две основные группы: первая это – очень интересные и зачастую легко повреждаемые  объекты исторического наследия, а вторая – весьма зрелищные панорамы измененных уступами заброшенных горных выработок пейзажей. Это район древних наскальных рисунков и надписей-граффити, петроглифов, могил заброшенных кладбищ и отработанных огромных карьерных котлованов. Так что любителям экзотических мест тут скучать не придется.

Подробнее...

Крымское государственное заповедно-охотничье хозяйство. Работники и гости Крымского заповедника, фото с начала 70-х по 1991-ый год

Крымское государственное заповедно-охотничье хозяйство. Мамыкин

На фото есть Гайваронский, Вейкин, Ковальчук, Деграви Осип Юльевич, Мамыкин, Науменко, Новицкие, Новиковы, Переладова (записывает звуки природы), Фёдор с кордона Алабач, Вайсман Ефим Григорьевич (зав.гар. обкомовского гаража), Владимир Милый, мои родители, я сам и д.р. Некоторые точно устанавливаемые места съемок: кордоны Дубрава 2 и Друбрава 1, Алабач, Буковского, Синап-даг, г. Черная, поляна Барла-кош, Бабуган, Роман-кош, р. Коса, Гурзуфское седло, п. Кибит-богаз.

Подробнее...

Собачья лестница или Собачья тропа — кулуар возле колодца Балчих-кую

Собачья лестница или Собачья тропа — кулуар возле колодца Балчих-куюК югу от колодца Балчих-кую, к востоку от скалы Мердвень-каясы находится глубокая и узкая расселина кулуара, имеющего название Собачья лестница или Собачья тропа. Кулуар в верхней части весьма крутой и осыпной (рыхлая земля с камнями), в средней и нижней части — каменный с пологим уклоном, но тремя скальными уступами.

Подробнее...

Волчья тропа или Борю-богаз. Район Шайтан-Мердвень (Чертовой лестницы)

Волчья тропа. Шайтан-мердвень (Чертова лестница)К востоку от горного прохода Шайтан-Мердвень находится крутой скалистый кулуар с разваленными скалами называемый Волчьей тропой, или Борю-богаз (схема И.Л. Беялнского), или перевал Мухалатка (Реестр точек И.Л. Белянского). Волчья тропа не на много несколько сложнее, чем Шайтан-Мердвень и проходится даже по мокрым скалам. Элементы скалолазания очень простые. У нижнего начала кулуара находится развилка, в которой сходятся две ветки тропы: восточная, имеющая собственный выход на Оливы (ее продолжение вниз под бордюром старого Севастопольского шоссе трудно заметить) и западная, отклоняющаяся к Шайтан-Мердвень.

Подробнее...

Балчих-Кую — колодец к востоку от Шайтан-мердвень (Чертовой лестницы)

Балчих-Кую

Колодец Балчих-Кую расположенный в западной части Ай-Петринского массива восточнее седловины Шайтан-Мердвень в котловине между вершинами скал Балчих-кая (вершина с отражателями) и Мердвень-каясы. Колодец расположен в массиве букового леса прямо на тропе. Рядом с колодцем находится множество больших горизонтальных площадок с организованными стоянками, поляны и заиленный пруд по сравнению с 90-ыми годами здорово заросший кустарником.

Подробнее...

Петровские скалы, Симферополь. Симферопольские спелеологи 29 февраля 1976 года. ПантюхинГ.С., КозловА.Ф. и др. Фото Нужденко Эдуарда Лукича

Симферопольские спелеологи Пантюхин Геннадий Серафимович, Козлов Александр Фотиевич и д.р. на Петровских скалах 29 февраля 1976 года. Фото Нужденко Э.Л.

Симферопольские скалолазы 29 февраля 1976 года на Петровский скалах (Петровка) в Симферополе, непосредственно возле родника в гроте и на «Шлямбурке», а также на «Малом самоваре». Фото из архива моего отца Нужденко Э.Л. К сожалению, мой отец не помнит, что именно за событие отображено на этих фотографиях и какова там была его роль.

Подробнее...

Керезла и Копек-Богаз-Сохах западный — перевалы возле Морчеки. Первая виа феррата Крыма. Скобы на Морчеке. Пещера Дружба. Район Оползневого и Паркового

Кастропольская стена – Морчека. Тропа Скобы. Фото В районе высоких южнобережных скал Кастропольская стена и Морчека, возле поселков Парковое и Оползневое есть две тропы выводящие на кромку Ай-Петри. Это Копек-Богаз-Сохах западный (Керезла) и Скобы (Керезла или Мердвень, или Лесенка). Тропа Копек-Богаз-Сохах западный (Керезла) проложена по узкой полосе свободного от скал склона мелкими серпантинами на которых местами сохранились подпорные стенки-крепиды. Наверняка эта тропа имеет солидный исторический возраст. Нижний ее край лежит на полянах к северо-западу от окраины Оползневого, верхний же край — рядом с вершиной Морчеки в малоприметном покрытом лесом месте. Поворот на тропу отмечен турами.
В месте начала спуска с плато на камне закреплена памятная табличка спелеологу Александру Вдовиченко.

Подробнее...

Чигенитра-богаз и Большие ворота — укрепленные в древности перевалы у юго-восточного края Караби. Пещеры Тырхалу-коба (Церковь) и Туакская (Фул)

Чигенитра

Чигенитра-богаз (1050 метров) является самым восточным из основных перевалов главной гряды Крымских гор района больших яил юго-восточного Крыма, а перевал Большие ворота (1005 метров) (Хаплузея-богаз, Биюк-капу, Тырха(в)лу-богаз, Балабан-хапу) — самым западным в районе малых яил и острых гор юго-восточного Крыма («Восточного Крыма»). Оба перевала соединяют район юго-восточного края Караби и начала гребня острых гор «Восточного Крыма» с дорогой, траверсирующей южный горный склон гор в районе турстоянки Чигенитра и родника Суук-су. Непосредственно Чигенитра-богаз связывает юго-восточный край Караби с долиной ручья Алачук (Хун), выводящей в Рыбачье (бывшее Туак). Вдоль левого борта ущелья Чигентра до траверсной дороги ведет хорошо нахоженная тропа. На Чигенитре есть ряд выходов воды, в нижней части ущелья, на его крутом правом склоне расположена пещера Туакская (Фул).

Подробнее...

Средняя полка — тропа от Аязьмы до Кокии. Район Инжира и мыса Айя

Средняя полка — тропа от Аязьмы до Кокии. Район Инжира и мыса Айя

«Средняя полка» —так называется тропа, связывающая урочище Кокия над мысом Айя и урочище Аязьма в районе Инжира.
Тропа «Средняя полка» траверсирует крутой приморский склон хребта Биллер и вершины Калафатлар по наклонной полке между двумя бастионами скал.
Тропа эта существовала еще в советское время, но широкому кругу туристов стала известна только во второй половине «нулевых» благодаря всплеску в те времена крымоведческого интереса (подробнее об этих событиях читай тут: Крымские туристы-пешеходники во времена массового увлечения крымоведением).

Подробнее...

Красная пещера (Кизил-коба), скалы возле Грифона. Виа феррата, тропа от Грифона на Долгоруковскую яйлу

Виа феррата возле Красной пещеры (Кизил-кобы) и скал ГрифонаВ ущелье Кизил-кобы, несколько ниже водопада Су-учхан, река Кизил-коба принимает свой первый приток. Слева к реке подходит почти что безводная ливневая балка, вода в которой появляется уже недалеко от самого слияния с Кизил-кобой. Это вода обводненной пещеры Грифон, вход в которую расположен выше по правому склону балки и выдаёт воду только в очень сильный паводок. Еще выше по тому же правому склону балки находятся достаточно высокие и отвесные скалы, что позволило в свое время на них устроить скалодром.

Подробнее...

Булганак Восточный, истоки. Родное (Отары). Су-баши. Дивное (Мурза-кой), Бурундук, Кривцово (Тобен-сарай)

 Булганак Восточный, истоки. Родное (Отары). Су-баши. Дивное (Мурза-кой), Бурундук, Кривцово (Тобен-сарай)

Степной ручей Восточный Булганак берет свое начало у северо-восточного подножия лесного массива Кубалач. В книге Олиферова А.Н. и Тимченко З.В. «Реки и озера Крыма» Кубалач назван Бурундукским хребтом, а начало Восточного Булганака определено как некие источники, привязанные к местоположению уже несуществующего села Бурундук татарский «северо-восточнее села Дивное, на высоте 260 м.». В настоящее время на месте села Бурундук находится заболоченное место, являющееся зоной питания озера, расположенного чуть ниже, у верхней границы поселка Кривцово (Тобен-сарай).

Подробнее...

Мелек (Некрасово) и Старый фонтан. Сокур-кую. Колодцы и старое кладбище

Мелек (Некрасово) и Старый фонтан. Сокур-кую. Колодцы и старое кладбище

Между селом Сенное (Тана-гельды) и Проломом, под северными склонами массива Кубалач, располагалось когда-то село Мелек (нынешнее Некрасово) и хутор Старый Фонтан. На верстовую карту конца XIX века когда-то крупное село Мелек попало уже по сути вымирающим, а на месте Старого Фонтана указано только 2 дома.

Подробнее...

Караул-кая — южный отрог Бабугана. Короткий путь на Роман-кош с юга. Маршрут от Лаврового

Караул-кая — южный отрог Бабугана. Короткий путь на Роман-кош с юга. Маршрут от Лаврового

Караул-кая — южный отрог Бабугана, являющийся водоразделом между реками Аян-дере и Путамис Восточный. По хребту Караул-кая есть два пути:
1.    бульдозерная дорога, поднимающаяся серпантином от истока Восточного Путамиса родника Питамис-Чокрак (название согласно схеме Игоря Белянского) по юго-западному склону хребта;
2.    старая тропа, ведущая по гребню и начинающаяся от широкой седловины (лесники называют ее Кизиловой) между Караул-кая и небольшой скальной вершиной Балабан-кафрах (название согласно схеме Игоря Белянского), небольшая южная вершинка которой на Викимапии названа Чирики, а у Игоря Белянского — Юфах-кафрах.

Подробнее...

Алака – Сотера. Каменные грибы Сотеры. Биюк-дере, развалы домов

Алака – Сотера. Каменные грибы Сотеры. Биюк-дере, развалы домов

В средней и нижней части реки Алака водопадов мало, большинство сосредоточено в трудно проходимых верховьях. Зато именно тут расположен водопад Гейзер, основная туристическая стоянка над Гейзером с развалами какого-то строения и «Каменные грибы» — оригинальные природные образования, созданные разрушением мягких горных пород под более прочными блоками, вмонтированными в их толщу. Основная группа «грибов» расположена на правом берегу левого притока Алаки (Мамонтова балка согласно схемы Игоря Белянского) за дачами СПК «Победа», еще один «гриб» «растет» на осыпном левом склоне основного ущелья (точка «гриб 1»).

Подробнее...

Алака верховья – Джурла – Алака — тропы в обход водопадов и вдоль Едыфлера

Алака верховья – Джурла – Алака — тропы в обход водопадов и вдоль ЕдыфлераВерховья ущелья реки Алака имеют весьма крутые склоны и большое количество перегораживающих дно скальных уступов с сезонными водопадами. Все уступы обходятся преимущественно левым бортом, в двух местах, есть достаточно длительные обходы по склонам. В районе основного (верхнего) каскада водопадов и ниже самого длительного обхода на пути есть отдельные элементы скалолазания.

Подробнее...

Деликли-бурун – Ильяс-кая. Виа феррата

«Деликли-бурун – Ильяс-кая» виа ферратаДеликли-бурун (Деликлин-бурун, Деликлы-бурун, скала Лягушка) — острый скальный отрог скалы Ильяс-кая (Ласпи) примыкающий к ее скальному зубу с северо-запада, со стороны бухты Ласпи. Где-то в «нулевые годы» по нему стали периодически ходить и, соответственно, натаптывать тропу на участках с грунтом и осыпями. Обычно все доходили до седловины в 120-и метрах от основания вертикальной стены (точка 5) и спускались вниз на север, к тропе соединяющей скалы Тышлар с остановкой «Ласпи». Теперь скальный уступ вершины Ильяс-кая соединили с гребнем Деликли закрепленными в скалу металлическими скобами и тросами виа ферраты — уже третьей в Крыму после «исторической» на Морчеке (тропа Скобы, смотри: Керезла возле Оползневого и Скобы на Морчеке. Первая виа феррата Крыма. Пещера Дружба) и на скалах Грифона возле водопада Су-учхан (Кизил-коба) (смотри: Красная пещера (Кизил-коба), скалы возле Грифона. Виа феррата, тропа от Грифона на Долгоруковскую яйлу). Снабдили скобами и тросами также и отдельные участки Деликли.

Подробнее...

Крымский туризм и курорты: обзор особенностей, истории становления и событий ближайшего времени. Крымский коммерческий пешеходный туризм. Маршруты походов по Крыму

Крымский туризм и курорты: обзор особенностей, истории становления и событий ближайшего времени. Крымский коммерческий пешеходный туризм. Маршруты походов по Крыму

За вычитку и корректировку текста
благодарю Михаила Леонтьева (Татарина).

За предоставленную информацию
по волонтерским работам и фотографии благодарю
Рустэма Ахмерова, Александра Гейдюнаса,
Олега Шаповаленко, Ивана Горбачева.

Перейти сразу к оглавлению пропустив вступительную статью

В Крыму есть все, что характерно для Средиземноморского и Черноморского бассейнов: горы, море, пещеры, подземные каменоломни, средневековые и античные крепости, «пещерные города», водопады, каньоны, минеральные источники и грязевые вулканы, но представлено это как бы «в миниатюре», сжато и «провинциально» упрощенно. Я нахожу только пять исключений из этого правила «крымской лилипутии»: «не крымских» размеров Большой Каньон Крыма, «не крымской» длины пещера Красная — Кизил-Коба (общая дина ходов около 25 км), два стометровых сезонных водопада: Учан-Су над Ялтой и Весенний возле Соколиного и более 100 км узкой песчаной пересыпи Арабатской стрелки. К данному списку можно еще прибавить Булганакское грязевулканическое сопочное поле, если все его кратеры и грифоны понимать, как проявления одного и того же внушительных размеров грязевого вулкана.

Подробнее...

Главы из ненаписанной книги "Забытые тропы Крымского горного клуба".

 

 Главы из ненаписанной книги

 Главы из  ненаписанной книги "Забытые тропы Крымского горного клуба".  

  Глава 1. Год рождения -1890. Знамения.

 Январь 1890 г. в Санкт-Петербурге   начинался с холодов и бесснежья. «...В Питере погода аспидская. Ездят на санях, но снега нет. Не погода, а какой-то онанизм...». (Чехов А. П. Письмо Куманину Ф. А., 8 января 1890 г. Петербург).

Подробнее...

Скалолазы Симферополя. 1990-2000-е годы. Петровские скалы. Чокурча, Битак, Фонтаны

Скалолазы Симферополя. 1990-2001 годы. Петровские скалы

Симферопольские скалолазы в первую очередь на Петровке (Петровские скалы), а также немного в районе Битака и Чокурчи.
Фото скал Фонтанов с Фантиком не моего авторства.

Время фото: 1990–2001 годы.

Подробнее...

Мраморная пещера. Фото времен начала ее оборудования и эксплуатации начиная с 1988-го года

Козлов Александр Фотиевич — директор фирмы «Оникс-тур» и Нужденко Эдуард Лукич возле входа в пещеру Мраморная, 1990 год

Мраморная пещера, фото разных лет начиная с 1988-го года  — времени оборудования пещеры для экскурсий.

Подробнее...

Аязьма, Инжир, Чамбало, мыс Айя. Фото 1980 года

Аязьма, 1980 год Наш поход на Аязьму, Инжир и Балаклаву в июле 1980-го года вместе с доктором геолого-минералогических наук, профессором Лебединским В.И (автором многих геологических книг по Крыму). В это поход мы попали под очень сильный ливень, который чуть не смыл наши палатки. С окрестных скалы, с того же Кала-фотолара, лились каскады водопадов.
Заходили мы тогда на Аязьму с Резервного, а вот закончили в Балаклаве. Документы никто не проверил.

Фото моего отца, Нужденко Эдуарда Лукича

Подробнее...

Парус. Форос. Соревнования по скалолазанию. Август 1992 года

Парус. Форос. Соревнования по скалолазанию. Август 1992 года Соревнования по скалолазанию на скале Парус возле Фороса жарким августом 1992-го года. Я, к сожалению, ничего об этих соревнованиях не знаю, знаю, что проходили они как на самом Парусе, так и на соседней небольшой скале — Малом парусе. В организации участвовали как севастопольские, так и симферопольские скалолазы.

Подробнее...

Ильяс-кая. Тышлар. Обломки разбитого вертолета. Фото 1992-го года

Тышлары, Ильяс-кая. Разбитый вертолет. 1992-й год Эти обломки валялись в кустах под стоянкой Солнечная, со стороны Батилимана, на скалах Тышлар, района Ильяс-кая. Тогда в 1992-ом году выглядели как прошлогодние (желтая трава под лежащими на земле деталями). О том, что это последствия крушения вертолет узнал намного позже.

Подробнее...

Партизанская стоянка. Бурульча. Фото. Рубеж 80-е – 90-е годы

Партизанская стоянка. Бурульча. Фото. Рубеж 80-е – 90-е годы Фотографии (слайды) Партизанской стоянки на Бурульче, видимо в последние годы (или в последний год) ее работы предоставлены Валерием Пшеничным.

Подробнее...

Крым Фото конца 70-х ХХ в – начала ХХI в

Крым Фото конца 70-х ХХ в – начала ХХI в

Старые фото Крыма периода от конца 70-х до начала "нулевых" годов XXI века. Все фото связаны с историей, природой, туризмом, населенными пунктами Крыма.

 

Смотри также заметки о крымском туризме этого времени:

«Золотой век» крымского организованного пешеходного туризма. Плановый туризм СССР. КрОСТЭ и КСС
На закате Советского Союза. Первые оборудованные экскурсионные пещеры и первые карты
«Золотое десятилетие» Крымских гор

Подробнее...

Верхнесадовое, памятник пяти героям-черноморцам

Верхнесадовое, памятник пяти героям-черноморцам

Над поселком Верхнесадовое (бывшее Дуванкой) к северу, на краю возвышенности Кара-тау, находится памятник пяти героям-черноморцам 18-й батальона морской пехоты, который 7 ноября 1941 года защищал под Дуванкоем подступы к Севастополю. История подвига и гибели защитников плацдарма известна из рассказа политрука И. Л. Шипаева, который расспросил о подробностях боя раненого Цибулько В.Г. — единственного выжившего на той высоте и погибшего позже в госпитале во время бомбардировки.
23 октября 1942 года все пятеро бойцов посмертно были награждены звездами Героя Советского Союза.

Подробнее...

Верхнесадовое. Артезианская скважина термальных вод. Часовня Святителя Николая Чудотворца

Верхнесадовое. Артезианская скважина термальных вод. Часовня Святителя Николая Чудотворца

На южной окраине Верхнесадового находится небольшая достопримечательность: самоизливающая артезианская скважина термальной воды ( 44°41'15.00"С 33°42'23.00"В) и расположенная рядом часовня Святителя Николая Чудотворца с крещальней внутри. По информации от местных скважина имеет глубину 750 метров. Температуры воды на ощупь градусов 25. Несмотря на некоторое содержание сероводорода вода эта ценится. Сюда постоянно приезжают ее набирать, и часто выстраивается очередь людей со связками пятилитровых баклажек.

Подробнее...

Кара-тау — крупная куэста Третьей гряды Крымских гор под Бахчисараем в районе «Верхнесадовое – Красная заря – Фурмановка»

Массив Кара-тау под БахчисараемМассив Кара-тау имеет небольшую высоту и практически лишен скал. Вершинная часть Кара-тау — обширное плато, с минимальными изменениями рельефа и плавным наклоном на северо-запад. Более высокая северная и северо-восточная его части заняты низкорослым лесом и сосновыми посадками, южная и юго-западная в основном покрыта полями и виноградниками.

Подробнее...